Сызранское городское отделение КПРФ

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
СЫЗРАНСКОЕ МЕСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
САМАРСКОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ

Почему акция "Георгиевская лента" вызывает отторжение у части общества?

2018-05-06-02Оригинальный текст взят у пользователя BURCKINA_NEW с сайта livejournal.

Я не говорю про ту либеральную-прозападную часть, которая не приемлет любое восстановление или возврат к державно-государственным ценностям. Я говорю о советских патриотах-державниках к коим причисляю себя. Почему акция под названием "Георгиевская лента" вызывала у меня сперва одобрение, а потом отторжение? Сперва немного предыстории. Возврат наградной ленты, схожей по внешнему виду с георгиевской, случился на фоне успехов Красной армии по разгрому нацистов. Именно тогда власть в лице Сталина окончательно реабилитировала дореволюционную воинскую символику и ввела ее в военную символику победоносной Красной армии и нашей единой истории. Единой и непрерывной. Это был символ преемственности побед молодого пролетарского государства СССР с победами древней и дореволюционной Руси и России.

Георгиевская лента вызывает отторжение у части общества

Что произошло с георгиевской лентой сейчас? С какой целью правящий режим так активно и агрессивно ввел ее в оборот патриотических державных символов со второй половины нулевых? Цель, увы, оказалась совсем не такой благородной, как казалось ранее. Целью является вытеснение и замещение традиционных советских символов Победы новым "старым" культом - георгиевской лентой и триколором, идентичным власовскому. До этого делались попытки законодательно запретить правящей партией историческую советскую символику: красное знамя с серпом и молотом. После неудачи сделать это в лоб, теперь мы видим вполне успешный удар в спину советским символам Победы: народ РФ в массе своей реально забыл советское краснозвездночное и таскает на День Победы георгиевско-полосатое. Резюмируя. Георгиевская символика в СССР объединяла историю, дополняла ее и создавала единое полотно беспрерывности наших побед в единой тысячелетней истории. Георгиевская символика в РФ разорвала единую ткань истории, вытеснила и заместила собой реальные символы Победы триколорными симулякрами и черно-желтыми обманками. Вот потому акция под названием "Георгиевская лента" вызывает у таких, как я - советских патриотов, активное отторжение и неприятие.

Символы Победы

Источник: https://burckina-new.livejournal.com/1200850.html

200 лет со дня рождения Карла Маркса

Карл Маркс5 мая исполняется 200 лет со дня рождения Карла Маркса — великого учёного и общественного деятеля, ставшего основоположником коммунистической теории. Какие бы слова восхищения мы ни произносили о нём, переоценить его роль в мировой истории невозможно. Как невозможно перечислить все его заслуги перед человечеством, перед экономической и политической наукой, социологией и философией. Но напомнить накануне юбилея Маркса о его гениальных открытиях и идеях крайне важно.

В СВОИХ выдающихся работах, среди которых нужно особо отметить «Экономическо-философские рукописи», «Немецкую идеологию», «Критику Готской программы» и главный труд его жизни — четырёхтомный «Капитал», Маркс даёт такое объяснение мировой истории, социально-экономических и политических закономерностей развития человечества, которое по своей глубине и точности намного превзошло все теории и научные исследования, предшествовавшие ему. Маркс и его верный соратник, талантливый учёный Фридрих Энгельс перевернули представление о законах, предопределяющих как развитие государств и обществ, так и формирование отдельных личностей.

Они сумели убедительно доказать, что важнейшие причины общественных противоречий связаны не с культурными, языковыми и географическими различиями, как утверждали и по сей день продолжают утверждать буржуазные идеология и политэкономия. Они связаны с тем, какие отношения к средствам производства складываются в тех или иных государствах и обществах. Развитие государства и жизнь его граждан зависят в первую очередь от того, в чьих руках крупная собственность и средства производства, как собственники ими распоряжаются и насколько справедливо распределяются создаваемые трудом богатства.

Другой важнейший закон, доказанный Марксом и Энгельсом, состоит в том, что основной движущей силой истории является конфликт между производительными силами и производственными отношениями. Между теми, кто создаёт своим трудом общественное богатство, и социально-экономическими условиями, в которых они живут и трудятся. Условиями, диктующими характер труда и его оценку. Эти условия определяются системой, складывающейся в результате развития производительных сил и формирования характера производственных отношений. Социально-экономическая система — основа государства. Когда производительные силы и экономические отношения входят в непримиримый конфликт, она разрушается. И вместе с ней разрушается политическая власть, само государственное устройство.

Из этих законов, открытых Марксом и Энгельсом, неизбежно вытекало отрицание капитализма, который на ранней стадии сыграл прогрессивную роль в развитии человечества, но со временем стал играть роль всё более разрушительную, противоречащую подлинному развитию общества и отдельного человека.

Как сказано в «Капитале» Маркса, капиталистическая частная собственность «покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы» и стремится к «централизации капиталов». Результатом этого становится «вплетение всех народов в сеть всемирного рынка, а вместе с тем интернациональный характер капиталистического режима. Вместе с постоянно уменьшающимся числом магнатов капитала, которые узурпируют и монополизируют все выгоды этого процесса превращения, возрастает масса нищеты, угнетения, рабства, вырождения, эксплуатации». Так Маркс ещё в 60-х годах XIX века фактически предсказал дальнейшее движение к капиталистической глобализации, которая стала реальностью в сегодняшнем мире, принося сверхприбыли узкому кругу «хозяев жизни» за счёт нищеты и бедствий миллионов людей.

Фундаментальные открытия Маркса и Энгельса доказали, что капитализм, тупиковой стадией которого является сегодняшняя глобализация, исторически обречён. Множа нищету и бедствия, он одновременно множит и число тех, в ком растёт протест против этой эксплуататорской, несправедливой системы. Протест, ведущий, в конечном счёте, к её крушению. Именно об этом говорил Владимир Ильич Ленин, который, обобщая выводы своего выдающегося предшественника, в 1913 году написал в работе «Три источника и три составных части марксизма»: «Капитализм победил во всём мире, но эта победа есть лишь преддверие победы труда над капиталом».

Абсолютно закономерно, что именно те, кто научно доказал историческую обречённость капитализма, оказались авторами «Манифеста Коммунистической партии». В этой важнейшей совместной работе Маркса и Энгельса, увидевшей свет в 1848 году, впервые в истории были сформулированы основы коммунистической идеологии и ключевые принципы общества, ставящего во главу угла социальную справедливость и законные права трудящихся.

О колоссальной глубине идей Маркса свидетельствует и то, что он доказал противоестественность капиталистических отношений в нравственном смысле, их разрушительное влияние на сознание и души людей. Показал, что капитализм, некогда ставший новой, прогрессивной ступенью в человеческой истории, превратился в итоге в главную болезнь человечества — как социальную, так и духовную.

В понимании Маркса, которое нельзя не признать абсолютно справедливым, высшим социальным и духовным проявлением человека является труд. Но в условиях капиталистической эксплуатации, приравнивающей трудящегося к машине для производства продукта, человек отчуждается от собственной деятельности, и великий смысл труда для него утрачивается. Это калечит человека как личность. Участь труженика в этой системе Маркс описывает так: «Подобно тому, как он свою собственную производственную деятельность превращает… в кару для себя, а его собственный продукт им утрачивается, становится продуктом, ему не принадлежащим, точно так же он порождает власть того, кто не производит, над производством и над продуктом».

Трудно найти слова, которые звучали бы так же актуально для сегодняшней России, оказавшейся в тисках алчной олигархии, которая, сама ничего не создавая, лишь эксплуатирует народ, наживается за счёт его труда и за счёт ресурсов нашей страны. Презирая при этом и народ, и страну, ничего не давая им взамен. И упиваясь своей властью над производством, деградирующим из-за безответственного управления, и над продуктом, который производят другие.

Опираясь на мощную научную основу, Маркс полностью опроверг «теории» апологетов капитализма, утверждавших, что он якобы вытекает из самой человеческой природы, соответствует ей в наибольшей степени. И, следовательно, должен считаться незыблемым. В трудах Маркса убедительно доказано, что жажда наживы и неуёмного потребления, обожествление денег и подчинение человеческой деятельности идее приумножения капитала противоречат глубинным, здоровым потребностям человека. Они искусственно навязываются обществу капиталистической системой, лишая людей их истинного предназначения.

Презрение Маркса к капиталистическим отношениям как к нравственно несостоятельным блестяще отражено в его словах о противоестественной роли денег, которой их эти отношения наделяют: «Они превращают верность в измену, любовь в ненависть, ненависть в любовь, добродетель в порок, порок в добродетель, раба в господина, господина в раба, глупость в ум, ум в глупость... Деньги осуществляют братание невозможностей».

С изменением социально-экономической системы, с возникновением государства, основанного на идеях равенства и социальной справедливости, неизбежно исчезают и противоестественные искажения человеческой природы, которые несёт капитализм. Для людей, освобождённых от необходимости участвовать в капиталистической гонке, открывается возможность труда как творчества, возможность всестороннего развития личности. Становится реальностью то, для чего человек и приходит в этот мир. То, что является высшим из возможных благ — социальных и духовных.

«На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех», — провозгласили Маркс и Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии». И в этих словах отражён не только социально-экономический, но и нравственный идеал нового общества, возможность и необходимость построения которого открыло миру учение Маркса.

Жизнь и деятельность Маркса — это не только великое научное служение на благо человечества. Это и личный подвиг, совершая который, этот выдающийся человек, ни на йоту не поступавшийся своими принципами и идеалами, вынужден был постоянно обрекать себя и своих близких на многочисленные лишения. Преследуемый властями европейских государств, Маркс, являющийся гордостью Германии, где он родился и откуда был выдворен, гордостью всей Европы и всего мира, умер в Лондоне, не имея никакого гражданства. А при жизни этот величайший гений едва сводил концы с концами. И если бы не материальная поддержка его ближайшего друга и соратника Энгельса, он мог бы буквально умереть от голода.

Невозможно без боли читать написанное в Англии, во время вынужденной эмиграции, письмо Маркса, в котором ему пришлось в очередной раз просить о помощи, когда заболели его жена и дочь: «У меня нет денег ни на врача, ни на лекарства. В течение 8—10 дней семья питалась только хлебом и картофелем… Мы задолжали за квартиру. Счета булочника, зеленщика, молочника, торговца чаем, мясника — все не оплачены». Не только учение Маркса, но и его собственная судьба доказывает глубочайшую несправедливость и возмутительную подлость капиталистической системы, готовой обречь на унижения, лишения и нищету даже самых блестящих гениев.

Когда Маркс ушёл из жизни, Энгельс написал: «Ему мы обязаны всем тем, чем мы стали; и всем, чего теперь достигло современное движение, оно обязано его теоретической и практической деятельности; без него мы до сих пор блуждали бы ещё в потёмках». В этих словах — признание уникальной исторической роли мыслителя, после которого мир уже не мог быть прежним, не мог скрывать свои главные пороки и противоречия. Не мог не осознавать, что нуждается в коренном преобразовании.

И после смерти Маркса у него было и остаётся немало недоброжелателей, стремящихся исказить и обесценить его выдающееся учение. В мире, где правит нажива, это неизбежно в отношении того, кто разоблачил сущность капитализма с такой научной и нравственной убедительностью. Ленин написал об этом так: «Вся казённая и либеральная наука защищает наёмное рабство, а марксизм объявил беспощадную войну этому рабству. Ожидать беспристрастной науки в обществе наёмного рабства — такая же глупенькая наивность, как ожидать беспристрастия фабрикантов в вопросе о том, не следует ли увеличить плату рабочим, уменьшив прибыль капитала».

Но нигде марксизм не был искажён и оклеветан так, как в постсоветской России, которую вынудили пойти путём самого дикого, самого жестокого капитализма. Те, кто защищает систему, установившуюся в нашей стране после предательского разрушения СССР, стремятся оболгать не только научные выводы Маркса. Они стремятся заставить наш народ забыть о том, что именно Россия явила миру величайшее практическое воплощение марксизма, творчески обогащённого Лениным. И ставшего для него и его соратников научным фундаментом первого на планете государства рабочих и крестьян. Того государства, которое наглядно доказало историческую правоту Маркса, преимущества социалистической системы, дающей всем и каждому равные социальные права и подлинную социальную защищённость.

Поэтому у защитников нынешней системы три главные мишени для клеветы и поругания. Это Ленин, вставший во главе социалистической революции, неизбежность которой была доказана марксистской теорией, и создавший Советское государство. Это Сталин, при котором первое государство социализма окончательно доказало колоссальный потенциал этой системы, совершило великий подвиг индустриализации и ратный подвиг, победив фашизм в самой страшной войне. И это Маркс, выдающийся интеллект которого породил теорию, изменившую мир и воплотившуюся в практике социалистического строительства.

Сегодняшняя Россия, переживающая глубокий социально-экономический кризис, тоже доказывает историческую правоту Маркса. Подтверждает, что отказ от социализма и разрушение СССР были не закономерностью, а противоестественным зигзагом истории, вызванным откровенным предательством тех, кто отступил от принципов марксизма-ленинизма. Тех, кто допустил, чтобы наша страна была отброшена назад, в прошлое дикого капитализма.

Массовое обнищание, кризис промышленности и социальной сферы, охватившие Россию и всё отчётливее проявляющиеся по всему миру, говорят о неизбежности нового левого поворота, возвращения к идеалам и принципам, провозглашённым Марксом и Лениным.

Сегодняшние защитники капитализма уже ничего не могут поделать с тем, что Маркс, гонимый и во многом непонятый при жизни, востребован современным миром как никакой другой мыслитель. Это полностью признают даже далёкие от коммунистической идеологии политики и учёные. Лауреат Нобелевской премии, всемирно известный американский экономист российского происхождения Василий Леонтьев говорил, что выводы Маркса — это «выдающийся ряд сбывшихся прогнозов, которым современная экономическая наука со всем её сложным аппаратом противопоставить ничего не может». А бывший глава Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали заявил: «Ни один человек не оказал на мир большего влияния, чем Карл Маркс в XX веке». Несомненно, что и о XXI веке можно будет сказать то же самое.

По количеству изданных в мире экземпляров «Капитал» уступает только Библии. По данным Библиотеки конгресса США, Марксу посвящено больше научных трудов, чем любому другому человеку в мире. По результатам опроса, проведённого Би-Би-Си на исходе XX столетия, Маркс был признан величайшим мыслителем тысячелетия. В 2013 году рукопись «Капита-ла» была включена в реестр ЮНЕСКО «Память мира» с формулировкой: «Манифест Коммунистической партии» и «Капитал» являются двумя из наиболее важных публикаций ХIХ века, весьма влиятельными и по сей день».

Всё это было бы невозможно, если бы в мире не нарастали разочарование в капиталистической системе и протест против неё. Если бы миром не была всё более востребована социалистическая альтернатива.

Убедительным свидетельством постоянно растущего интереса к учению Карла Маркса станет организованная КПРФ международная научно-практическая конференция, приуроченная к его 200-летию. Она пройдёт в Москве 11—12 мая и соберёт политиков, учёных, общественных деятелей из десятков стран мира.

Мы отмечаем 200-летие Маркса в тревожное время, когда нарастающий глобальный кризис подталкивает мировых хищников к последнему средству предотвратить крушение этой системы — к развязыванию новой войны. Под прицелом транснационального капитала и обслуживающей его политической «элиты» Запада в первую очередь оказалась Россия. «Мировые жандармы» на глазах превращаются в мировых бандитов. Они не остановятся и перед тем, чтобы раздуть военный пожар по всему миру. И попытаться спалить в этом пожаре перспективы обновлённого социализма. Их действия свидетельствуют о том, что капитализм зашёл в безнадёжный тупик. По сути, уже началась его агония.

Вооружённые марксистско-ленинской теорией, неизбежно доказывающей свою правоту, мы ясно осознаём: за теми опасностями, с которыми мы сталкиваемся сегодня, за теми историческими вызовами, которые время бросает нам, проступают очертания обновлённого социализма — единственной альтернативы кризису и хаосу, которая позволит России и миру устоять и встать на путь возрождения и успешного развития.

Происходящее на нынешнем тревожном витке масштабного кризиса — это преддверие победы труда над капиталом, победы справедливости и равенства над эксплуатацией и капиталистическим грабежом. То преддверие, о котором говорили изменившие мир великие мыслители и непоколебимые борцы за торжество справедливости Маркс и Ленин.

Автор: Г.А. ЗЮГАНОВ. Председатель ЦК КПРФ.

Какими были дети в СССР?

Хотим ознакомить Вас с некоторым текстом, автор которого неизвестен. Рассказ был найден на страницах пользователя matveychev_oleg с сайта livejournal под заголовком:

Почему дети СССР были другими?

Какими были дети в СССР?

Все мы родом из детства.

Вот только детство у тех, кто был ребенком до начала девяностых и после, разное. И разное настолько, что порой удивляешься, как нам «динозаврам прошлого» удалось дожить до настоящего.

В наше время в машинах не было ремней и подушек безопасности, и это никого возмущало, даже гаишников.

Наши комнаты, кровати и игрушки не окрашивались специальными экологически чистыми красителями. Лекарственные препараты не закрывались секретными крышками. Стальные двери не оборудовались кодовыми замками, а запертые шкафы стояли только на мебельных фабриках.

Никому не приходило в голову, что воду из-под крана пить нельзя. Мы не надевали защитный шлем перед тем, как сесть на велосипед. Мы своими руками из досок и подшипников, найденных на свалке, мастерили подручные средства передвижения и не подозревали, что тормоз — это составная часть конструкции любого из них.

Мы гуляли столько, сколько нам хотелось. Уходили рано утром в школу, а возвращались из нее далеко за полночь. Родители могли только догадываться, где мы шатаемся. Мобильники не существовали.


Только представьте себе – мы ломали кости, резали руки, теряли зубы. Дрались, как черти, но ни кто не судился друг с другом. За свои ошибки мы отвечали сами! Мы не обращали внимание на синяки, шишки и ссадины. Мужчины не плачут! И мы не плакали.

Ели мы все подряд: пирожные, мороженое, конфеты, сало с хлебом и не толстели! Атомный реактор внутри нашего организма не позволял нам долго оставаться без движения, мы все были капитанами дальнего плавания, генералами армий и выдающимися игроками в футбол. Мы не боялись пить из чужой бутылки, дожевывать чужую жвачку, есть из одной тарелки с другом. Наш природный иммунитет был мощнее современных фармацевтических средств.

Игровые приставки, компьютеры, сотовые телефоны, видеопроигрыватели – всего этого в наше время просто не существовало. Мы собирались шумной гурьбой у ближайшего телеприемника, что бы посмотреть любимое «Ну, погоди!»

Зато мы умели дружить и дорожить друзьями. Мы собирались вместе, чтобы просто поболтать, жгли костры за гаражами, походы в ближайший лес были обыденным делом. И все это мы делали сами, без спроса, без ведома родителей, педагогов и милиции! Мы заряжали самопалы спичечными головками, строили шалаши на деревьях, ныряли в воду с тарзанок! Мы шли и записывались в спортивные секции и судомодельные кружки. Не все из нас стали великими спортсменами, но жизнь научила нас бороться, побеждать, терпеть поражения и разочарования. Мы становились сильнее и ответственнее.

А как мы учились? Пятибалльная система оценок! Для «особо одаренных» — второй год обучения в одном классе. Пятерки в дневнике при практическом знании предмета на 3. Как же нам удалось запомнить столько стихов, полюбить Чехова, Булгакова, Достоевского? Почему же мы пишем без ошибок? Как нам удается, спустя 30 лет после обучения, помогать внукам решать арифметические задачи?

Наверное мы все это можем потому, что делали все по-настоящему: дружили, дрались, влюблялись и враждовали. Мы не прятались за своих «крутых» родственников. Не откупались от армии и милиции. Отвечать за содеянное было делом чести и собственной совести. И наши родители практически не вмешивались в наши дела.

Нас презрительно называют «совками», забывая, что именно «совки» создали одно из мощнейших в мире государств! Что именно «совки», до сих пор, готовы рисковать и здоровьем и жизнью за благополучие своей Родины!

И пусть мы не научились зарабатывать «бабло» и нам абсолютно наплевать на «западные ценности», зато мы способны понять главное – миром правит добро, любовь и совестливость.

Поздравляю всех тех, кто относит себя к поколениям рожденных в СССР. Нам повело, западные политтехнологи не успели отобрать у нас чувство собственного достоинства, подменив его вечной жвачкой виртуальных масс-медиа.

Рассказы Польских партизан

2018-01-11-01

Из воспоминаний партизан из окрестностей Пшисухи (Przysucha) в центральной Польше.


Воспоминания были собраны жителем Польши, большим любителем истории и путешествий. Его имя - Maciej Jaroszewski, он уже не раз писал статьи для нашего сайта. Для начала, несколько историй от того же партизана, который ранее поведал нам о Советском солдате Саше. Здесь и далее курсивом помечены комментарии редактора.

«Мне пришлось просить родителей о согласии на вступление в партизанский отряд. Я в то время был ещё несовершеннолетним. Я лежал с товарищем около крайних домов деревни Stefanów, а немцы размещались на окраине леса. У нас был пулемёт. Мне приказали стрелять, чтобы и остальные наши осознали – неприятель подходит.

Пулемёт быстро заклинило – я не умел им толком пользоваться. Нас накрыло градом пуль со стороны неприятеля... Мой товарищ погиб там, на занятой нами позиции. Весь наш отряд побежал на противоположный край леса, а ветки падали на нас, скошенные вражеским огнём. Отрядом в несколько солдат мы весь день бегали по лесу в разных направлениях, потому что мы не знали, где наши, а где немцы.

Мы приблизились к дороге. И вдруг все ринулись на землю, чтобы избежать обстрела. В какой-то момент я услышал голоса. И я крикнул: «Не стреляйте, свои!». Увидел немца в плаще-палатке.

Лишь в темноте нам удалось добраться до деревни и скрыться. Это был самый длинный и ужасный день в моей жизни».

Рассказчик не сказал Матею, что было потом. Возможно, партизаны убили немца.

«Я любил соседку – красивую девушку немного старше меня самого. Эта девушка из еврейской семьи – в нашем городе евреев было много. Немцы приказали всем еврееям прийти на следующий день на площадь. Евреям негде было спрятаться – за нахождения вне места жительства их ждал немедленный расстрел. За укрывательство евреев нас ждало то же самое. Я пришёл к девушке вечером. Мы встретились в саду. И я, и она хорошо знали, что с ними произойдёт... Но она была совершенно спокойна».

Матей, автор этой статьи, видел те места, где перед смертью пытали целые семьи вместе с детьми за укрывательство евреев. Также он видел много мест памяти, где немцы убивали детей в возрасте нескольких месяцев, подростков... Не жалели и беременных женщин.

«Я приходил в местную мастерскую, расположенную неподалёку. Туда же ходил мой знакомый, еврей по национальности. Он был инвалидом – имел серьёзное повреждение ноги. В день депортации евреев я сидел весь день дома – мне запретили выходить. Вечером на улице было уже пусто. Я решил выйти на улицу. Там я и обнаружил этого инвалида застреленным. Прямо на мостовой. Слабых немцы сразу убивали.

Я вступил в отряд и в одно время простоя поймал более 300 вшей на своей одежде».

По словам Матея, после всего, что он читал и слышал о войне, у него складывается впечатление, что люди рвались на войну с Германией. Но факты показали ему, что не смотря на самую большую армию партизан, не было никаких шансов на победу.

Далее Maciej Jaroszewski представляет нам историю одной учительницы из этой же деревни в окрестностях Пшисухи.

«Я очень любила детей. И они меня тоже любили. После депортации евреев я получила маленькую карточку, выброшенную с транспорта, отправляющегося в лагерь: «Дорогая, везут нас на восток. Не знаю, что с нами будет», - дальше были какие-то поздравления, не помню точно. Текст на этой карточке написала моя ученица еврейка. Люди выбрасывали с транспорта письма, а иногда удавалось передать и маленьких детей. Крестьяне брали спасённых от лагеря детей на воспитание».

Матей говорил со многими такими людьми во время экскурсий.

«На рынок за едой пришли немцы. С другой стороны рынка покупки совершали мужчины в длинных плащах. Я уверена, что это были партизаны, потому что под их верхней одеждой проглядывалось оружие. Они не могли не видеть друг друга. Но обе стороны предпочли не замечать друг друга. И те, и другие хотели просто купить еды, а не стрелять друг в друга в это время».

Далее следует несколько слов от автора статьи - Maciej Jaroszewski.

«Мои дед и бабушка скрывали Еврейку - подругу по колледжу. Она стала мне как тётя. Я обязан ей многим, она самый дорогой человек для меня, сразу после родителей. Она всегда поддерживала Народную Польшу, хотя и не записались в Партию. Люди так боялись еврейского происхождения, что я узнал её национальности только после её смерти. Только неописуемая удача привела к тому, что пережили в войну мои бабушка и дедушка - может быть, об этом напишу я тоже как-нибудь напишу».

«Когда я ещё учился в школе, я пошёл на фильм об истории «Hubala» - легендарного защитника Польши (майор «Хубаль», Хенрик Добжаньский), который, не смотря на приказы, не сложил оружие. Он воевал именно там, где находились партизаны. И где находится могила Советского солдата Саши. После выхода из кино я разговорился с одним мужчиной. Она оказался сыном офицера из этого отряда. Этот офицер был одним из последних людей, кто сопровождал командира. Во время последней облавы они бежали через густой лес, выбрасывая сабли, чтобы те не мешали передвижению. Он не выбросил саблю. «Хубаля» немцы убили и захоронили в неизвестном месте, потому что опасались влияния его славы. По моему мнению, точно также кто-то в Польше боится истории о Советском солдате Саше, потому что эта история не соответствует нынешней пропаганде, и «не дай Бог», может улучшить сложные Польско-Российские отношения.

Истории, о которых я Вам рассказал, описывают события только из небольшой области окрестностей Пшисухи. Я располагаю множествами сведений, воспоминаниями очевидцев. А ведь я даже не историк. Я всего лишь плотник и чуть-чуть турист, когда работа позволяет.

Сегодня сложно представить, что творилось в Польше во время войны. Умножьте свои представления о жертвах, страданиях, страхе и голоде в сотни раз – и тогда, быть может, Вы приблизитесь к той картине былых времён.

В полуметре от меня лежит книга семейных воспоминаний из Сибири. Рядом с ней – фрагменты газет, репортажей и фотографий из множества стран со всех континентов: история войн, народов, государств и держав.

И я точно могу сказать, что я учился, я путешествовал по горам, я женился, работал, воспитывал ребёнка, я жил и живу в Польше. И в благодарность за всё это я пишу своё первое письмо с благодарностью на восток. Я живу благодаря борьбе, жертвам и смертям, и, наконец, благодаря Победе Советских солдат».

Автор: Maciej Jaroszewski

От лица Сызранского отделения КПРФ, от лица Сызранских коммунистов и жителей города Сызрань благодарим Матея за предоставленную статью! Матей делает большое дело. Польско-Российские отношения находятся не в лучшем состоянии. И пусть старания Матея по улучшению международных отношений выглядят пока маленьким ручейком – однажды этот ручей превратиться в огромную реку, поддерживаемую многими жителями двух стран.

Что такое социализм: основной принцип

Представляем Вашему вниманию статью, опубликованную в журнале "Вопросы философии" в 1952-ом году в пятом номере.

Основной принцип социализма

С победой социализма в СССР впервые за многовековое развитие человечества утвердился исторически в высшей степени прогрессивный и справедливый принцип общественной жизни: «От каждого по способности, каждому по труду». С этого переломного в истории момента открылась эпоха небывало ускоренного развития производительных сил, эпоха подлинного и всестороннего расцвета человеческой личности, ее духовных и физических способностей.

Партия Ленина—Сталина, претворив в жизнь основной принцип социалистического общества, ведет советский народ по пути постепенного перехода от социализма к коммунизму. При этом историческое развитие советского общества к высшим ступеням совершается на базе укрепления основных устоев социализма.

Гениальные сталинские идеи ярким светом марксистско-ленинской науки озаряют пути постепенного перехода от социализма к коммунизму, вдохновляют советский народ на новые трудовые подвиги во имя дальнейшего расцвета нашей социалистической Родины. В классическом труде товарища Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» разработаны программные положения об основных предварительных условиях подготовки перехода к коммунизму, начертаны научно обоснованные перспективы построения коммунистического общества.

В директивах XIX съезда партии по пятому пятилетнему плану развития СССР на 1951—1955 годы предусматривается дальнейший мощный подъем народного хозяйства, рост материального благосостояния, здравоохранения и культурного уровня народа. Выполнение пятилетнего плана явится новым крупным шагом по пути развития советского общества от социализма к коммунизму.

Право на труд и обязанность трудиться по способностям

Основной принцип социализмаОсновной принцип социализма «От каждого по способности, каждому по труду» — выражение социалистических производственных отношений. Это не только принцип распределения. Это прежде всего принцип организации общественного производства, общая марксистская формула первой фазы коммунизма.

В буржуазном обществе, как и во всяком эксплуататорском обществе, производственные отношения таковы, что способности, таланты, творческая инициатива трудящихся масс уродуются, подавляются, не получают достойного применения и развития.

В основе производственных отношений антагонистических обществ лежит частная собственность на средства производства. Эксплуататорские классы владеют средствами производства и в силу этого вынуждают работать на себя миллионы людей, лишенных средств производства.

К. Маркс разъяснял, что капиталистические производственные отношения — это не взаимоотношения людей труда, а отношения рабочего к капиталисту, арендатора к землевладельцу, т. е. отношения эксплуатации. «Как независимые личности, — говорит Маркс, — рабочие являются индивидуумами, вступившими в определенное отношение к одному и тому же капиталу, но не друг к другу. Их кооперация начинается лишь в процессе труда, но в процессе труда они уже перестают принадлежать самим себе».

Составные элементы производительных сил при капитализме расщеплены, разорваны. Орудия труда отгорожены от людей труда барьером частной собственности.

При социализме осуществилось воссоединение элементов производительных сил на базе общественной собственности. В Советском Союзе в результате утверждения общественной собственности на средства производства и ликвидации эксплуататорских классов труд людей освобожден от гнета эксплуатации. Все граждане общества поставлены в одинаковые отношения к средствам производства, имеют одинаковый доступ к работе на общественных фабриках и заводах, шахтах и рудниках, на общественной земле. Старые производственные отношения господства и подчинения, отношения эксплуатации, сменились новыми производственными отношениями, отношениями дружественного сотрудничества и взаимопомощи равноправных членов общества.

Новые производственные отношения, исключающие эксплуатацию человека человеком, составляют всемирно-историческое преимущество социализма перед капитализмом. Общественная собственность на средства производства, плановая социалистическая система хозяйства, социалистическая организация труда обеспечивают рациональное использование трудовых ресурсов общества и творческих способностей людей, дают им возможность трудиться по способностям. В этом неисчерпаемый источник роста производительности общественного труда при социализме.

Капиталистическая система хозяйства не в состоянии рационально использовать трудовые ресурсы общества и обеспечить жизненными средствами насущные потребности всех его членов.

Буржуазный строй является системой хищнического расточительства и подавления физических и духовных сил трудящихся.

В капиталистическом обществе при любой организации производства невозможно обеспечить людям работу по их способностям. Уже один тот факт, что при капитализме существуют постоянно миллионные армии безработных, говорит о том, что в буржуазном обществе способности людей не могут получить надлежащего применения. Подсчитано, что в США с 1906 по 1950 год, за исключением периодов войн, число полностью безработных никогда не было меньше двух миллионов. Кроме того, миллионы рабочих заняты неполную неделю, являются полубезработными. В годы экономических кризисов количество безработных в США достигало 17 миллионов. Наличие в капиталистических странах громадной армии безработных давит на рынок труда, вынуждая людей браться за любую работу, на любых условиях, лишь бы не умереть с голоду.

В буржуазном обществе целью и определяющим мотивом производства является производство прибавочной стоимости, получение максимума прибыли. Товарищ Сталин доказал, что главными чертами и требованиями основного экономического закона современного капитализма является «обеспечение максимальной капиталистической прибыли путем эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путем закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых стран, наконец, путем войн и милитаризации народного хозяйства, используемых для обеспечения наивысших прибылей».

Этот закон объясняет причины бесчеловечного, хищнического отношения в буржуазном обществе к людям труда, полного пренебрежения их жизненными интересами и запросами, их потребностями и самой их жизнью. Капиталистические предприниматели используют людей на производстве не по их способностям, а исходя из интересов собственной наживы. Вот почему в буржуазном обществе, помимо безработных, обреченных на бездеятельность, миллионы людей растрачивают свои способности, занимаясь малоквалифицированным и часто малопроизводительным трудом. Капитализм задерживает развитие механизации тяжелых и трудоемких работ, ибо капиталисты предпочитают заставлять массу нуждающихся людей за ничтожную плату выполнять эти работы, чем расходовать средства на покупку новых машин. Капиталистическое производство, как указывал Маркс, крайне расточительно в обращении с человеческим материалом.

В капиталистических странах непрерывно сокращается количество населения, занятого производительным трудом в промышленности и в сельском хозяйстве, и, наоборот, все более возрастает масса людей в сфере торговли, торговой рекламы, в составе домашней прислуги, а особенно в армии и полицейско-чиновничьем аппарате. Паразитизм и загнивание капитализма находят выражение в громадном росте целого слоя тунеядцев и непроизводительно занятого населения. В своей книге «Империализм, как высшая стадия капитализма» В. И. Ленин в 1916 году отмечал, что в Англии число рантье составляло тогда около одного миллиона. Ленин подчеркивал, что процент производительного населения в условиях империализма резко понижается. В 1851 году число рабочих в главных отраслях промышленности составляло ко всему населению Англии 23%, а в 1901 году — только 15%.

Этот процесс относительного уменьшения производительного населения особенно резко проявляется в США. По данным книги «Слишком много людей», принадлежащей перу реакционного американского исследователя проблемы народонаселения У. Томпсона, в 1850 году в США в промышленности и земледелии было занято 80,9% населения, в 1910 — 59,6%, а в 1940 году — 46,5%.

Капитализм заставляет громадную массу населения, всех членов семей рабочих и мелких служащих, от детей до глубоких стариков, отбывать каторгу наемного труда. По официальным данным, в США около трех миллионов детей обречены на изнурительный труд по найму. «Производственный возраст» для мужчин и женщин считается в США до 64 лет. Из 65 миллионов работоспособного населения этой страны более 50 миллионов человек вынуждены влачить цепи наемного рабства.

Но при этом значительная часть рабочей силы растрачивается бесплодно. Так, например, в июле 1948 года из общего количества работоспособного населения, исчислявшегося в 65 миллионов 135 тысяч человек, безработных, работавших неполную рабочую неделю и временно не работавших в это время, было 24 миллиона 430 тысяч человек.

В земледелии, в горной и обрабатывающей промышленности США занято лишь 42,2% всей массы рабочей силы. Если к этому прибавить рабочих и служащих, занятых в строительной промышленности, на транспорте и в области связи, то общая численность рабочих и служащих, связанных с материальным производством, составит всего 55,8% к общему количеству рабочей силы. При этом основную долю в общем объеме производства США составляет военное производство. Что касается остальной части рабочей силы, то почти половина лиц наемного труда обслуживает буржуазный торгово-финансовый и полицейско-чиновничий аппарат и домашнее хозяйство буржуазных семей. Характерно, что доля населения, занятого в торговле, увеличилась с 6,8% в 1870 году до 19% в 1948 году, т. е. почти в три раза.

Примером неразумной растраты творческих возможностей людей при капитализме служит тот факт, что во всех капиталистических странах женский труд используется варварски нерационально, главным образом на подсобных, неквалифицированных работах, причем ни в одной буржуазной стране женщины не получают равной с мужчинами оплаты за свой труд. По данным Комитета национальных промышленных съездов, в 25 отраслях обрабатывающей промышленности США средний заработок женщин за последние годы был на 32% ниже заработной платы мужчин. В Канаде женский труд оплачивается на 45% ниже труда мужчин. В Англии заработная плата женщин составляет лишь около половины заработной платы мужчин. Правые социалисты, которые состояли и состоят в правительствах ряда европейских стран, палец о палец не ударили, чтобы ввести равную оплату труда для женщин. Более того, лейбористские министры утверждали, что введение равной оплаты труда для женщин и мужчин окажется якобы губительным для общества.

В капиталистических странах особенно хищнически эксплуатируется труд рабочих национальных меньшинств. Эти группы рабочих обречены выполнять за ничтожную оплату самую тяжелую работу и не имеют перспективы выбиться в разряд квалифицированных рабочих. Американский экономист Иодер сообщает в своей книге «Экономика рабочей силы и проблема труда», что в США две трети негров имеют возможность работать лишь в качестве низкооплачиваемых чернорабочих. Девять десятых негритянских женщин заняты на неквалифицированной работе в сельском хозяйстве и в качестве домашней прислуги.

Расточительность капитализма в отношении рабочей силы с особой жестокостью и бесчеловечностью проявляется в колониях. Разоряя ремесленников и крестьян, капиталистическое производство превращает десятки миллионов людей в бездомных пауперов, усиливает земельную нужду среди деревенской бедноты, неизмеримо увеличивает бедствия, нищету масс, влечет за собой голод, болезни и вымирание.

В книге известного английского прогрессивного общественного деятеля Пальм Датта ярко и правдиво обрисована ужасающая нищета и придавленность населения Индии. Средний доход большинства населения Индии составляет в настоящее время от одного до одного с четвертью пенса в день. Чтобы перевести эти цифры на язык реальной жизни и изобразить хотя бы приблизительно глубину народного бедствия, автор приводит следующие расчеты ведущих индийских экономистов Шаха и Кхамбата: «Среднего дохода жителя Индии хватает только на то, чтобы прокормить двух из каждых трех человек населения, или на то, чтобы каждый из них ел два раза в день вместо необходимых трех раз, при условии, что все они согласятся ходить голыми, жить на улице круглый год, не иметь ни развлечений, ни отдыха и больше ничего другого не желать, кроме пищи, причем самой плохой, самой грубой и самой непитательной».

Империализм обрекает народные массы колониальных и зависимых стран на прозябание и вырождение, высасывает из них все жизненные соки, подрывает и разрушает их физические и умственные силы, подавляет всякие творческие способности.

В странах Латинской Америки, находящихся в кабале у американских империалистов, положение трудящихся столь же бедственно и унизительно, как и положение колониальных рабов. Национальный доход Латинской Америки в 12 раз меньше США при почти одинаковом количестве населения (около 150 миллионов). Руководящий деятель американской компартии В. Фостер на основе тщательного изучения фактических данных делает вывод: «Эксплуатация рабочих и крестьян в Латинской Америке столь интенсивна, что они отброшены намного ниже минимального уровня здорового существования. Как следствие этого истощение угрожает самому существованию целых народов».

Капиталистическое производство все более ухудшает условия труда. В погоне за наибольшими барышами капиталисты интенсифицируют труд, используют машинную технику для истощения сил рабочего. Непомерное напряжение изматывает рабочих, преждевременно выводит их из строя.

Хищническое отношение капиталистов к рабочей силе находит также выражение в пренебрежении элементарными правилами охраны труда и техники безопасности, что ведет к гибели и увечью на производстве многих миллионов трудящихся. В США ежегодно около двух миллионов рабочих получают увечья и до 20 тысяч рабочих погибают от несчастных случаев на производстве. В Англии количество несчастных случаев на предприятиях за период с 1938 по 1942 год увеличилось на 75%, в годы войны более 300 тысяч рабочих ежегодно становились жертвами несчастных случаев. Во время второй мировой войны потери английских рабочих в промышленности были относительно выше, чем людские потери в армии.

Ни в одной буржуазной стране нет и не может быть самого элементарного человеческого права — права на труд.

В США на протяжении ряда лет рекламировался проект закона о так называемой «полной занятости», и вся эта шумиха кончилась принятием парламентского акта 1946 года, в котором вместо обещанной ранее «работы для всех» провозглашается туманное пожелание «максимальной занятости», ни к чему не обязывающее ни правительство, ни предпринимателей. Как бы специально в посрамление этого акта в последующие годы безработица в США резко увеличилась, что лишний раз подчеркивает невозможность при капитализме уничтожить безработицу и избежать растраты производительных сил.

В Советской стране право на труд, на получение гарантированной работы законодательно закреплено в Сталинской Конституции. Это право обеспечивается социалистической организацией народного хозяйства, неуклонным ростом производительных сил советского общества, ликвидацией кризисов и безработицы. При социализме общество планомерно распределяет рабочую силу между различными отраслями производства. Людям предоставлена возможность работать по своим способностям, с максимальной пользой применять свои знания, мастерство, производственный опыт. Тем самым осуществляется процесс превращения труда из тяжелой, навязанной нуждой необходимости в творческую деятельность, приносящую человеку высокое моральное удовлетворение.

Бурно растущее социалистическое народное хозяйство в состоянии полностью и наиболее целесообразно использовать трудовые ресурсы страны. Об этом красноречиво свидетельствует громадный рост численности рабочих и служащих в народном хозяйстве СССР. В 1930 году в стране было 14 миллионов 530 тысяч рабочих и служащих, к концу первой послевоенной пятилетки — 39 миллионов 200 тысяч. К концу пятой пятилетки численность рабочих и служащих увеличится примерно на 15%.

Великое прогрессивное значение социалистического строя в развитии материальной и духовной жизни человечества определяется основным экономическим законом социализма, открытым товарищем Сталиным. Целью социалистического производства, как учит товарищ Сталин, является не прибыль, а человек с его потребностями. Существенными чертами и требованиями основного экономического закона социализма является «обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».

В буржуазном обществе развитие техники ведет к росту безработицы и нищете, к дальнейшему закабалению трудящихся и все большему порабощению рабочего машиной. Капиталистический способ производства закрепляет и углубляет уродливое разделение труда, при котором рабочий обречен пожизненно на выполнение какой-либо одной и той же ограниченной операции. Такое разделение труда подавляет способности рабочего, развивает одностороннюю специализацию в ущерб общему физическому и духовному развитию, калечит рабочего, делает его рабом ограниченной специфической функции. При таком разделении труда рабочий превращается в автоматическое орудие частичной производственной операции, низводится до роли простого придатка к машине.

Разделение труда при капитализме калечит не только рабочих, — оно превращает в духовных и физических уродов самих членов господствующих классов. Представители господствующих классов получают однобокое, ограниченное развитие, превращающее людей в ничтожества.

Углубление принудительного разделения труда при капитализме находит выражение в обострении противоположности между умственным и физическим трудом, между городом и деревней. Капитализм доводит эти противоречия до крайней черты, обрекая общество и его членов на деградацию.

Социализм избавляет общество от чудовищных противоречий, порожденных капиталистическим способом применения машин, от уродливой формы разделения труда. В социалистическом обществе развитие техники и рост производства служат базой неуклонного подъема материального благосостояния и культурно-технического уровня трудящихся, развития их творческих способностей. Это послужило важнейшей причиной стахановского движения, знаменующего могучий рост культурно-технического уровня трудящихся. В социалистическом обществе не существует противоположности между умственным и физическим трудом, преодолеваются вредные последствия старого разделения труда, пожизненно приковывавшего людей к выполнению частичной функции.

В советском социалистическом обществе уничтожены классовые основы векового разрыва между умственным и физическим трудом, ликвидированы возможности эксплуатации людей физического труда представителями умственного труда. Свойственная антагонистическим формациям противоположность между умственным и физическим трудом базируется на том, что господствующие эксплуататорские классы, владея средствами производства, обладают также монополией на образование, на функции управления, на достижения культуры. Антагонистическое общество закрывает трудящимся доступ к образованию, культуре и функциям управления, обрекая их на подневольный физический труд, на эксплуатацию и порабощение. В советском обществе нет антагонистических классов, нет противоположности интересов у людей умственного и людей физического труда и нет тех причин, которые закрепляли бы существующее деление людей на работников умственного труда и работников физического труда, как это имеет место в условиях капитализма.

Конечно, при социализме не могут сразу исчезнуть и на долгое время еще сохранятся различия в культурно-техническом уровне людей физического труда и людей умственного труда. Культурно-технический уровень рабочих и крестьян в течение известного периода остается еще недостаточно высоким. Повышение этого уровня имеет первостепенное значение для роста производительных сил и всестороннего развития физических и умственных способностей людей, а потому является важнейшей задачей социалистического общества. Громадные преимущества социализма перед капитализмом в данном отношении заключаются в том, что в социалистическом обществе нет монополии какого-либо класса на умственный труд, нет преград, которые мешали бы подъему культуры работников физического труда до уровня работников умственного труда.

В буржуазном обществе в составе интеллигенции имеются лишь отдельные выходцы из среды людей физического труда — из среды рабочих и крестьян. Советская интеллигенция в массе своей выросла и сформировалась из рабочих и крестьян и их детей. На фабриках и заводах, на транспорте и в сельском хозяйстве руководят работой люди из народа, из среды рабочих и крестьян. На поприще государственной и общественной деятельности, во всех областях строительства растут сознательность и культурный уровень трудящихся.

Осуществив всеобщее обязательное обучение, советская власть в настоящее время проводит уже всеобщее семилетнее образование, что означает новый громадный шаг в подъеме культурного уровня населения. К концу пятой пятилетки будет завершен переход от семилетнего образования на всеобщее среднее образование в наиболее крупных городах и промышленных центрах, а в следующей пятилетке такой переход осуществится в остальных городах и в сельской местности.

За годы советской власти построены десятки тысяч новых школ и культурно-просветительных учреждений. Советское государство ежегодно расходует не менее 25% бюджетных средств на социально-культурные мероприятия.

В свете этих данных особенно жалкой представляется постановка дела народного образования в капиталистических странах. В Англии свыше 60% детей обучаются в школах старого типа. В столице Англии Лондоне 25 школ до сих пор не имеют электрического освещения и канализации. В самой богатой капиталистической стране мира — в США — большинство школ ютится в скверных зданиях, в сараях, подвалах. Учителя получают нищенское жалование, на народное образование расходуется менее одного процента средств из государственного бюджета. Трудно представить, чтобы школьники в США могли успешно развивать свои способности, если на каждый класс приходится более 60 детей и учителя не в состоянии даже проверить знаний учащихся. К тому же миллионы детей не имеют возможности поступить даже в эти убогие школы. Не удивительно, что в США насчитываются десятки миллионов неграмотных и полуграмотных людей, вынужденных заниматься неквалифицированным трудом. Что касается колоний и зависимых стран, то здесь по-прежнему царит сплошная неграмотность. В Индии число неграмотных достигает 90%, не более 2—3% женщин умеют читать и писать.

В Советской стране все шире развертывается производственное обучение и повышение квалификации трудящихся. За годы первой послевоенной пятилетки свыше 34 миллионов рабочих и служащих повысили свою квалификацию. Только в системе трудовых резервов за десять лет — с 1940 по 1950 год — подготовлено свыше 5 миллионов молодых квалифицированных рабочих.

В Советском Союзе к культуре приобщены широчайшие народные массы, включая и те слои населения, которые при капитализме были полностью ограблены в смысле образования и культуры, — трудящиеся женщины, крестьяне, население национальных окраин. По размаху и темпам культурного строительства Советская страна не имеет примеров в истории народов.

Социализм создает условия для творческого труда не только в городе, но и в деревне, ликвидируя основы вековой культурно-технической отсталости сельского населения. В течение столетий крестьяне, жившие под гнетом помещиков, купцов и кулаков, обречены были в узких рамках мелкособственнического хозяйства на однообразный, примитивный труд с применением убогой техники, что исключало возможность квалификации сельского населения и роста специалистов в деревне. При социализме трудящиеся получили богатейшие возможности для проявления своих способностей, для получения разнообразных специальностей и овладения мастерством квалифицированного труда. Место старого, неграмотного земледельца, знавшего лишь соху да серп, заняли образованные мастера урожая, животноводы и садоводы, знатоки техники, трактористы и комбайнеры, шоферы, специалисты по электрификации.

Обеспечивая всем гражданам право на труд, социалистическое общество в то же время обязывает их добросовестно трудиться на общее благо. Социализм не терпит праздности и тунеядства, социализм и труд неотделимы. При социализме на всех граждан распространяется равная обязанность трудиться по своим способностям.

Идеологи буржуазии восхваляют капитализм за то, что он якобы предоставляет людям свободу выбора работать тогда, там и столько, когда, где и сколько они хотят. Более того, капитализм прославляется ими за то, что дает будто бы свободу от труда. Эта мифическая свобода превозносится, как нечто более важное, чем проблема полной занятости.

В действительности капитализм избавляет от труда лишь капиталистов, и это создает для них возможность паразитического образа жизни. От труда при капитализме свободны также безработные, но такая «свобода» хуже рабства.

В условиях подготовки новой мировой войны империалистическая буржуазия ведет бешеное наступление на жизненный уровень и права трудящихся, все более ухудшает условия труда, усиливает гнет наемного рабства. Рупор американских монополий — издательская корпорация «Макгроу Хилл» — откровенно заявляет: «Мы не сможем вести новую войну, не диктуя каждому, где он должен работать, что он должен делать и сколько он должен получать». Председатель Американской национальной ассоциации промышленников Клод Путнэм предупреждает: «На протяжении пяти, десяти или пятнадцати лет американцам придется жить как в военной казарме».

Таким образом, буржуазная «свобода труда» означает свободу буржуазии от всякой работы и наемное рабство для рабочих.

Социализм отвергает пренебрежение к труду и строится на свободном творческом труде, являющемся равной обязанностью всех граждан общества.

Раскрывая великую созидательную роль труда как основы социализма и источника зажиточной и культурной жизни, товарищ Сталин разоблачил и высмеял враждебную социализму идеологию тунеядцев и лодырей. В речи на первом съезде колхозников- ударников товарищ Сталин указывал: «Иногда говорят: ежели социализм, — зачем еще трудиться? Трудились раньше, трудимся теперь, — не пора ли перестать трудиться? Такие речи в корне неправильны, товарищи. Это философия лодырей, а не честных тружеников. Социализм вовсе не отрицает труд. Наоборот, социализм строится на труде. Социализм и труд неотделимы друг от друга».

Социалистическая дисциплина труда базируется на сознательном отношении людей к своему долгу, к выполнению законов и правил социалистического общества. Права и обязанности в социалистическом обществе гармонически сочетаются, ибо они выражают интересы трудящихся. При социализме всякое нарушение дисциплины труда наносит ущерб интересам народа. Поэтому Советское государство ведет борьбу с нарушителями трудовой дисциплины.

Социализм дает всему населению богатейшие возможности для эффективного применения производительной силы труда. Но эти возможности еще далеко не полностью реализуются. На предприятиях и в колхозах нередко допускаются излишества в расходовании трудовых ресурсов, нерациональная расстановка кадров, без учета квалификации и опыта работников. Не всегда уделяется должное внимание рационализации труда, рабочему изобретательству, повышению квалификации работников, что снижает темпы роста производительности труда.

У нас нет конкуренции между предприятиями, которая в буржуазном обществе стихийно регулирует затраты труда. При социализме распределение трудовых ресурсов осуществляется не стихийно, а планомерно. Но некоторые руководители хозяйственных организаций не считаются с требованиями планомерной организации труда, забывают, что правильное использование рабочей силы — могучий источник роста производства.

Рост творческой инициативы нередко еще тормозится наличием пережитков капитализма в сознании людей. В пережитках капитализма коренятся причины нерадивого, недобросовестного отношения к общественному производству со стороны отсталых людей, зараженных моралью лодырей и тунеядцев, старающихся прожить за счет чужого труда.

Преодоление пережитков капитализма в отношении к труду — непременное условие развития всех творческих способностей советских людей и их рационального применения. Повышение коммунистической сознательности трудящихся является громадной двигательной силой в развитии всех отраслей социалистического хозяйства, в укреплении социалистической организации производства.

Могучий источник развития

Социалистический принцип общественной жизни «От каждого по способностям, каждому по труду» — одна из основ ускоренного развития производства.

Предоставляя людям возможность трудиться по способностям, социалистическое общество обеспечивает рациональное использование навыков и производственного опыта людей — этой главной производительной силы общества. В этом громадное преимущество социалистической организации труда перед капиталистической.

Товарищ Сталин учит, что из всех ценных капиталов, имеющихся в мире, самым ценным и самым решающим капиталом являются люди, кадры. В расстановке людей руководящим принципом служит требование, чтобы каждый работник чувствовал себя на месте, чтобы каждый работник мог дать нашему общему делу максимум того, что он способен дать по своим личным качествам. Организация труда на предприятиях имеет своей основной задачей предоставить рабочим возможность поднимать производительность, улучшать качество продукции.

Социалистическое общество не только обеспечивает людям работу по их способностям, но создает стимулы к тому, чтобы эти способности не оставались втуне, чтобы люди добросовестно, производительно, в полную меру своих сил трудились на благо общества.

В принципе социализма «От каждого по способностям, каждому по труду» гармонически сочетаются личные и общественные интересы трудящихся. Этот принцип обеспечивает материальную заинтересованность людей в овладении техникой производства, в повышении производительности труда.

Социалистический принцип распределения находит свое выражение, в системе оплаты труда, стимулирующей рост производства и обеспечивающей повышение материального благосостояния трудящихся.

Принцип распределения, вытекающий из основного принципа социализма, коренным образом отличается от капиталистического принципа распределения, так же как социалистический способ производства в корне отличен от буржуазного. Отношения распределения, как указывает Маркс, выражают одну из сторон производственных отношений. Определенные отношения людей в процессе производства предопределяют характер и форму отношений распределения.

При социализме производственные отношения имеют в своей основе общественную собственность на средства производства. Формы распределения и размеры получаемой доли из национального дохода не зависят от обладания капиталом или землей, а потому исключены нетрудовые доходы вроде прибыли или ренты.

В Советской стране рабочие и служащие получают за свой труд заработную плату, оплата труда колхозников производится по трудодням. И в том и в другом случае оплата осуществляется по труду, т. е. в соответствии с количеством и качеством труда.

В буржуазном обществе заработная плата есть цена рабочей силы, которую рабочие вынуждены продавать капиталистам. Заработная плата не может выдаваться по труду, так как все, что вырабатывается сверх цены рабочей силы, т. е. большая часть продуктов труда рабочих, присваивается капиталистами.

По сравнению с крепостничеством применение наемного труда означало большой шаг вперед в экономическом развитии общества. В свое время оно соответствовало определенному уровню производительных сил и способствовало их развитию, ибо на место забитых и темных крепостных ставило более культурных и развитых работников, способных освоить и пустить в ход машинную технику.

Но со временем система наемного труда стала тормозом экономического развития; она привела к колоссальному обогащению кучки капиталистов, а вместе с тем к обнищанию широкой массы населения, к резкому понижению покупательной способности, к ослаблению и подрыву экономических основ капитализма.

Буржуазные отношения распределения и выраженные в них буржуазные производственные отношения находятся в вопиющем противоречии с современными производительными силами. Они душат развитие производительных сил, подавляют всякие стимулы к проявлению и развитию творческих способностей масс — главной производительной силы общества. Это противоречие есть показатель и выражение того факта, что капиталистическая основа хозяйства отжила свой век, стала нетерпимым препятствием на пути прогрессивного развития материальной и духовной жизни общества.

В современную эпоху развитие материального производства может беспрепятственно и успешно протекать лишь в его социалистической общественной форме.

Социалистическому способу производства соответствует новый принцип распределения. Отношения распределения при социализме выражают производственные отношения, основанные на товарищеском сотрудничестве и взаимопомощи трудящихся. Эти отношения распределения и выраженные в них социалистические производственные отношения находятся в полном соответствии с состоянием производительных сил, с общественным характером производства, в силу чего они обеспечивают небывалый рост производства.

В социалистическом обществе заработная плата — это форма распределения общественного продукта среди тружеников общества, свободных от эксплуатации. При определении размеров заработной платы учитывается существующая еще при социализме разница между трудом квалифицированным и трудом неквалифицированным. Такая организация оплаты труда воздает должное квалифицированным рабочим и создает для неквалифицированных рабочих стимул к повышению их квалификации, продвижению вверх, в разряд обученных рабочих.

Основной формой оплаты труда рабочих является сдельная форма оплаты, в которой наиболее последовательно выражается зависимость оплаты от количества и качества труда. Эта передовая организация оплаты труда неразрывно связана с прогрессивными техническими нормами, которые равняются не на отсталых, а на передовых рабочих.

Распределение колхозных доходов производится также с учетом не только количества труда, но и его качества, его результатов. Оплата труда колхозников по трудодням зависит от высоты выращенного урожая, от продуктивности скота на фермах.

Социалистическая организация оплаты труда побуждает людей наиболее производительно использовать рабочее время и оборудование, совершенствовать мастерство и непосредственно повышать производительность труда. Эта система распределения общественного продукта способствует укреплению социалистической дисциплины труда, умножению общественного богатства.

При социализме коренным образом изменились место и роль трудящихся в системе общественного производства, их положение в производстве и общественной жизни.

Господство частной собственности на средства производства всегда обусловливало приниженное, подчиненное положение трудящихся в системе общественного производства. При капитализме командную роль в системе общественного производства и господствующее положение в общественной жизни занимает буржуазия, а многомиллионные массы рабочих являются объектом нещадной эксплуатации. Рабочая сила покупается капиталистом, становится принадлежностью капитала и функционирует в его распоряжении как капитал.

Общественная собственность на средства производства определяет при социализме высокое, почетное положение людей труда в процессе производства, в общественной жизни.

В результате освобождения трудящихся от ига эксплуатации и победы социалистических производственных отношений произошел коренной перелом во взглядах людей на труд. При социализме труд получил общественное признание, стал делом чести, доблести и геройства. Характеризуя роль труда и положение трудящихся при социализме, товарищ Сталин говорил: «Здесь трудовой человек в почете. Здесь он работает не на эксплуататоров, а на себя, на свой класс, на общество. Здесь трудовой человек не может чувствовать себя заброшенным и одиноким. Наоборот, трудовой человек чувствует себя у нас свободным гражданином своей страны, своего рода общественным деятелем. И если он работает хорошо и дает обществу то, что может дать,— он герой труда, он овеян славой».

Действенным выражением нового отношения людей к труду является социалистическое соревнование, ставшее поистине всенародным движением. Всесоюзное социалистическое соревнование стало могучей формой организации великого трудового подъема народных масс. Творческая инициатива, трудовой энтузиазм и социалистическая сознательность советских людей ярко отображаются в патриотических письмах трудящихся товарищу Сталину, в которых перед всей страной работники различных отраслей промышленности, транспорта, сельского хозяйства рапортуют о своих производственных успехах и новых обязательствах в социалистическом соревновании.

В социалистическом обществе, как и во всяком другом обществе, изменения и развитие производства начинаются с изменений и развития орудий производства. Но ни в одном обществе не было столь благоприятных условий для развития и совершенствования орудий производства, как в социалистическом обществе, где сами трудящиеся массы — производители материальных благ — кровно заинтересованы в развитии техники, в наиболее широком применении машин и технических изобретений.

В социалистическом обществе, где рост производства ведет к повышению благосостояния народных масс, трудящиеся горячо поддерживают самое широкое применение машин и новаторство в технике.

Партия и правительство обеспечивают быстрый технический прогресс в стране, организуя мощный подъем в области советского машиностроения, электрификации, механизации производства, стимулируя рационализацию и изобретательство, улучшая работу научно-исследовательских учреждений, развивая творческое содружество работников науки и производства.

По технике производства Советский Союз не только догнал, но и перегнал главные капиталистические страны. Наше народное хозяйство оснащено самой передовой современной техникой.

За годы четвертой сталинской пятилетки в связи с успешным внедрением новой техники проведено в значительных размерах дальнейшее техническое перевооружение народного хозяйства. Так, станочный парк увеличился по сравнению с довоенным временем в два с лишним раза за счет новых, более производительных станков. Рост производства машин и оборудования происходит на новой технической основе. В течение послевоенной пятилетки освоено около 250 новых типов металлорежущих станков, более тысячи специальных и агрегатных станков. В 1951 году машиностроительная промышленность выпустила около 500 новых типов и марок машин и механизмов.

Значительно повысился уровень механизации и электрификации процессов труда. Все тяжелые и трудоемкие работы в основных отраслях промышленности выполняются машинами. Техническое перевооружение промышленности позволило механизировать трудоемкие работы в металлургии, угольной промышленности, в строительной и лесной промышленности, погрузочно-разгрузочные работы на транспорте. Осуществлена механизация основных сельскохозяйственных работ. Свыше двух третей сельскохозяйственных работ в колхозах выполняют машинно-тракторные станции.

Механизация и автоматизация производства обеспечивают дальнейшее облегчение и оздоровление условий труда, что является важнейшей целью технического прогресса при социализме.

Во всех отраслях народного хозяйства созданы новые громадные возможности для повышения качества продукции, снижения себестоимости и экономии сырья и материалов.

В осуществлении технического прогресса участвуют миллионы советских людей. Развертывание творческих способностей трудящихся ярко проявляется в бурном росте изобретений и рационализаторских предложений, направленных на улучшение и коренное усовершенствование процессов производства. В 1949 году количество внедренных изобретений и рационализаторских предложений составило 450 тысяч, в 1950 году — свыше 600 тысяч, в 1951 году — около 700 тысяч.

Характеризуя развертывание творческой инициативы трудящихся масс в условиях социалистического строя, Г. М. Маленков в отчетном докладе ЦК ВКП(б) XIX съезду партии говорил: «Враги социализма и всякого рода их подпевалы изображают социализм как систему подавления индивидуальности. Нет ничего примитивнее и вульгарнее такого рода представления. Доказано, что социалистическая система обеспечила раскрепощение личности, расцвет индивидуального и коллективного творчества, создала условия для всестороннего развития талантов и дарований, таящихся в глубинах народных масс».

На основе великих преимуществ социалистической системы хозяйства, роста технической вооруженности и квалификации рабочих, мощного разворота социалистического соревнования ускоренными темпами повышается производительность труда. За период с 1929 по 1937 год производительность труда в промышленности СССР повысилась на 103%. За это время в капиталистическом мире производительность труда поднялась лишь на 4%. С 1940 по 1951 год производительность труда в промышленности СССР возросла на 50%. Такой небывалый рост производительности труда советских людей ясно доказывает, что социализм может дать более высокие образцы труда, чем капиталистическая система хозяйства. Рост промышленной продукции происходит в СССР теперь в значительной мере за счет повышения производительности труда, лучшего использования оборудования.

Народное хозяйство Советской страны неуклонно идет в гору. В этих условиях особо важное значение приобретает дальнейшее улучшение и совершенствование социалистической организации труда, последовательное проведение социалистических принципов производства. Использование всех резервов и возможностей для дальнейшего развития производства и повышения качественных показателей работы ускорит поступательное движение советского общества, обеспечит дальнейший подъем советской экономики. Осуществление принципа «От каждого по способностям, каждому по труду» имеет важнейшее значение в деле подготовки условий для перехода к высшей фазе коммунизма.

На достигнутой ступени развития советское общество в состоянии решать величественные задачи преобразования природы и использования ее неисчерпаемых сил и ресурсов в небывалых доселе масштабах. Задачи дальнейшей электрификации страны, энергетического вооружения народного хозяйства решаются комплексно — в сочетании с преобразованием природы и развитием путей сообщения. Великие стройки на Волге и Дону, на Днепре и Аму-Дарье, осуществление грандиозного плана полезащитных насаждений, громадные успехи в области технического прогресса знаменуют качественно новый этап в развитии производительных сил социалистического общества, достигнутый советским народом под руководством партии Ленина — Сталина.

Создание Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина явилось блестящей победой советского народа, советской науки и техники. Это грандиозное строительство осуществлено с применением мощных и высокопроизводительных машин и механизмов отечественного производства; в процессе строительства решен ряд важных научно-технических проблем, выросли новые квалифицированные кадры рабочих, инженеров и техников, обеспечивающие высокую производительность труда.

Советские люди и все сторонники прогресса во всех частях света повседневно ощущают громадное ускорение темпов исторического развития общества в стране победившего социализма. Сбываются вещие слова Ленина о том, что только с социализма начнется быстрое, настоящее, действительно массовое, при участии всего населения, движение вперед во всех областях общественной и личной жизни.

Американо-английские предводители империалистического лагеря, погрязшие в трясине обостряющихся противоречий капитализма, рассчитывают оттянуть экономический кризис и дать монополистам новые миллиардные барыши путем развязывания новой мировой войны. Они хотели бы остановить прогрессивное развитие человечества, подавить рост сил социализма и демократии, обратить весь земной шар в единую колониальную империю американо-английских монополистов.

Растущие силы социализма стоят могучим барьером на пути поджигателей войны. Во главе борьбы за сохранение мира во всем мире стоит великий Советский Союз. Рост могущества Советского государства способствует обузданию агрессоров и укреплению дела мира.

Прогрессивные принципы социализма одерживают всемирно-исторические победы. Развитие социализма уже вышло за рамки одной страны и приобрело мировой размах. Опираясь на великий опыт и поддержку Советского Союза, страны народной демократии достигли выдающихся успехов в развитии производительных сил, демонстрируя вновь и вновь превосходство социалистической системы хозяйства над капитализмом.

В социалистическом секторе хозяйства в этих странах утвердился социалистический принцип «От каждого по способностям, каждому по труду», оказывающий свое могучее, животворное воздействие на развитие производства. На основе социалистических производственных отношений неуклонно растет производство в государственных и кооперативных предприятиях.

В странах народной демократии, как и в Советском Союзе, строительство новой жизни приносит трудящимся все новые и новые блага зажиточной и культурной жизни. Движение стран народной демократии по пути к социализму, впервые проложенному народами Советского Союза, знаменует развитие и укрепление нового, социалистического способа производства.

Социализм и равенство

В основном социалистическом принципе воплощено завоеванное трудящимися равенство людей в отношении их общественного положения, равенство в отношении к труду. В социалистическом обществе утвердилось правило: «Кто не работает, тот не ест».

Во всех антагонистических обществах было и есть вопиющее общественное неравенство. Идеологи буржуазии из правых социалистов стараются затушевать классовые противоречия буржуазного общества, распространяя басни об уравнении рабочих и капиталистов, об исчезновении классов при капитализме. Буржуазные пропагандисты громогласно трубят, будто современный капитализм устраняет или даже устранил социальное неравенство. В целях маскировки ограбления трудящихся в капиталистических странах иногда практикуются так называемое участие рабочих в прибылях, продажа отдельным рабочим незначительной части акций предприятий и прочие приемы надувательства. Прибыль, получаемая капиталистами от монополистических корпораций, объявляется заработной платой, а сами капиталисты, эксплуатирующие труд рабочих, считаются служащими, наемными работниками монополий.

Неопровержимые факты жизни разбивают жульнические домыслы апологетов капитализма. Факты говорят о том, что пропасть между трудом и капиталом все более углубляется.

В капиталистических странах более половины национального дохода присваивается классом капиталистов. Из года в год баснословно растут барыши монополистов. В 1938 году прибыли американских монополии составили 3,3 миллиарда долларов, в 1948 году — свыше 34 миллиардов, в 1951 году, по официальным данным, достигли почти 43 миллиардов. В то же время в странах капитала растет относительное и абсолютное обнищание трудящихся. Из года в год падает доля трудящихся в национальном доходе. Ввиду роста цен и снижения реальной заработной платы рабочие и служащие вынуждены все хуже питаться, хуже одеваться, жить в скверных жилищах, заселять трущобы. По данным правительственной статистики, жизненный уровень промышленных рабочих США упал с конца XIX века на 25%. Если индекс 1899 года принять за 100, то в 1946 году он составлял лишь 75%. Почти три четверти американских семей не имеют достаточного дохода для обеспечения прожиточного минимума. Около двадцати миллионов «цветного» населения США (негры, мексиканцы, индейцы, филиппинцы и др.) задавлены бременем беспросветной нужды и нищеты.

В Англии при «замороженной» заработной плате рабочих стоимость жизни непрестанно возрастает. Только за последний период (с 1946 года) стоимость ее увеличилась по крайней мере на 34 %.

Максимальный рост барышей монополистов и систематическое снижение жизненного уровня трудящихся масс определяются самой природой капитализма, целью которого является обеспечение максимальной капиталистической прибыли. Буржуазная проповедь о примирении и об уравнении классов прикрывает беспощадное подчинение и подавление трудящихся капиталом.

Социализм обеспечивает реальное равенство, т. е. равенство людей по их положению в общественном производстве и общественной жизни. Рабочие, крестьяне и трудовая интеллигенция, составляющие советское общество, совершенно равноправны во всех областях хозяйственной, политической, общественной и культурной жизни. Грани между этими социальными группами все более стираются. Социализм не знает неравенства между нациями, между женщинами и мужчинами. Характеризуя равноправие советских граждан, товарищ Сталин говорил: «Не имущественное положение, не национальное происхождение, не пол, не служебное положение, а личные способности и личный труд каждого гражданина определяют его положение в обществе».

Советский строй открыл возможность превращения нашей страны в наиболее зажиточную страну. В 1940 году национальный доход СССР в шесть раз превосходил уровень 1913 года. Несмотря на громадный ущерб, причиненный нашей стране войной, Советский Союз не только достиг, но и значительно превзошел довоенный уровень национального дохода. В 1950 году национальный доход увеличился на 64% по сравнению с довоенным 1940 годом; в новой пятилетке национальный доход увеличится не менее чем на 60%.

В Советском Союзе весь национальный доход принадлежит трудящимся и распределяется в интересах систематического повышения материального положения рабочих, крестьян, служащих и расширения социалистического производства в городе и деревне.

При капитализме рабочие большую часть времени работают на капиталистов. В буржуазном обществе все более увеличивается прибавочный, т. е. неоплаченный, труд рабочих и сокращается доля необходимого труда. Соответственно возрастает паразитическое потребление эксплуататорских классов и их многочисленной челяди.

Ликвидация прибавочного труда в социалистическом обществе, где не существует эксплуатации человека человеком, разумеется, не означает сокращения производства материальных благ. Наоборот, благодаря росту производительной силы труда социалистическое производство может дать продукции намного больше, чем необходимый и прибавочный труд, вместе взятые, при капитализме. Маркс учит, что труд сверх данного количества потребностей всегда будет существовать. Но при капитализме этот труд присваивается капиталистами, является прибавочным трудом, при социализме же эта доля труда идет на увеличение фонда индивидуального потребления трудящихся и на общие нужды народа, на удовлетворение потребностей всего общества. Таким образом, при социализме весь труд является необходимым, ибо он затрачивается на удовлетворение общественных и все возрастающих личных потребностей людей.

В 1950 году трудящиеся СССР для удовлетворения своих личных материальных и культурных потребностей получили 74% национального дохода, а остальные 26% пошли на расширение социалистического производства и на другие общегосударственные и общественные нужды.

Общая сумма доходов рабочих, служащих и крестьян увеличилась в 1950 году по сравнению с 1940 годом на 62%. В новой, пятой пятилетке реальная заработная плата рабочих и служащих повысится не менее чем на 35%, а доходы колхозников — не менее чем на 40%.

Партия и правительство проявляют неустанную заботу о повышении благосостояния трудящихся. Политика систематического подъема материального и культурного уровня масс вытекает из самой природы социализма, целью которого является обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества.

Руководящий принцип социализма «От каждого по способностям, каждому по труду» служит могучим фактором роста социалистического производства.

Осуществление социалистического принципа распределения означает, что все члены общества живут за счет трудовых доходов. За равный по количеству и качеству труд в одинаковых условиях производства обеспечивается в социалистическом обществе равная оплата, независимо от пола, возраста, расы, национальности.

Вовлечение женщин в производство стало основой их фактического равноправия, средством проявления и развития трудовой и общественно- политической активности: Женщинам при социализме открыт равный с мужчинами доступ к овладению всеми специальностями; женский труд по квалификации стоит не ниже, а во многих случаях выше труда мужчин. Точно так же разумное применение труда подростков в сочетании с общим образованием и техническим обучением не препятствует, а способствует их развитию.

Социализм создал трудящимся отсталых и угнетенных ранее наций возможности для получения квалификации и всестороннего развития производственного мастерства. Громадный рост промышленности в окраинных районах, привлечение в промышленность национальных кадров явилось базой экономического и культурного подъема советских национальных республик, мощного и быстрого развития творческих способностей трудящихся всех наций.

При социализме труд всех граждан, независимо от пола, возраста, национальности, ценится одинаково высоко. Каждый советский гражданин получает по той работе, которую он произвел для общества. Такой принцип распределения, воздающий должное за труд, исключает уравниловку, при которой происходит дележ имеющихся благ поровну, независимо от количества и качества затраченного труда.

Партия и Советское государство провели громадную работу по преодолению мелкобуржуазной уравниловки и психологии примитивного, потребительского коммунизма. Величайшее значение для утверждения социалистического принципа «От каждого по способностям, каждому по труду» имело обоснование товарищем Сталиным марксистского понимания равенства.

«Под равенством, — указывал товарищ Сталин, — марксизм понимает не уравниловку в области личных потребностей и быта, а уничтожение классов, т. е. а) равное освобождение всех трудящихся от эксплуатации после того, как капиталисты свергнуты и экспроприированы, б) равную отмену для всех частной собственности на средства производства после того, как они переданы в собственность всего общества, в) равную обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их труду (социалистическое общество), г) равную обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их потребностям (коммунистическое общество)».

Товарищ Сталин развенчал и высмеял мелкобуржуазное понимание равенства. Марксизм отвергает такое понимание равенства, при котором все люди получали бы одну и ту же плату, одинаковое количество мяса, хлеба и других продуктов, носили бы одинаковые костюмы. Марксистский социализм никогда не отрицал, разницу во вкусах, в количестве и качестве потребностей.

Уравнительно — потребительский коммунизм проповедовался в свое время социалистами-утопистами, которые не понимали решающей роли развития производства как средства создания нового общественного строя и социалистическую реорганизацию общества представляли главным образом как реформу распределения и потребления.

Буржуазные критики социализма злонамеренно отождествляют марксистский социализм с примитивным утопическим или с вульгарным социализмом, стараясь представить социалистическое общество в карикатурном виде. Изощряясь в клевете на марксизм, апологеты капитализма распространяют самые дикие и невежественные измышления о социализме.

Вскрывая объективную необходимость победы социализма над капитализмом, товарищ Сталин подчеркнул, что социализм даст более высокую производительность труда и сделает общество более богатым, чем капиталистическая система хозяйства. Социализм строится не на базе раздела имущества и снижения уровня жизни людей до уровня жизни бедноты, а на базе бурного роста производительных сил общества, на базе обилия продуктов и товаров, на базе зажиточной и культурной жизни трудящихся. Социализм означает не сокращение личных потребностей, а всемерное их расширение. Постоянные и повседневные наблюдение и контроль со стороны общества и государства за мерой труда и мерой потребления воспитывают в людях социалистического общества потребность работать в полную меру своих сил и способностей, воспитывают в них коммунистическое отношение к труду как первой жизненной потребности. Основной принцип социализма должен не только обеспечить всемерное развитие производительных сил, но и подготовить людей, воспитать их к переходу в коммунистическую форму общежития.

«До тех пор, — учит Ленин, — пока наступит «высшая» фаза коммунизма, социалисты требуют строжайшего контроля со стороны общества и со стороны государства над мерой труда и мерой потребления…».

Социализм прямо враждебен настроениям и практике тунеядства. Он основан на деятельности, инициативе и творческом проявлении всех способностей тружеников социалистического общества. Именно поэтому социализм подготовляет не только материальные, но и духовные предпосылки коммунизма.

Разумеется, социалистический принцип распределения по количеству и качеству труда не является вечным и неизменным. При социализме производительность труда еще не достигла такой высоты, чтобы можно было обеспечить изобилие предметов потребления. Поэтому предметы потребления распределяются не соответственно потребностям членов общества, а соответственно произведенной ими работе. В социалистическом обществе еще имеется некоторое имущественное неравенство, поскольку люди имеют разную квалификацию, разный состав семьи. При социализме еще существуют классовые различия, имеются две различные формы общественной собственности, остаются еще существенные различия между городом и деревней, между умственным и физическим трудом. Культурно-технический уровень рабочих и крестьян еще не поднялся до уровня инженерно-технического персонала. Ввиду недостаточно высокого культурного уровня населения не преодолено еще закрепление за каждым человеком какой-либо одной профессии, что в известной степени ограничивает всестороннее развитие многообразных физических и умственных способностей людей.

При коммунизме, к которому постепенно движется советское общество, исчезнут всякие следы имущественного неравенства и остатки классовых различий. Рабочие и крестьяне превратятся в высокосознательных членов единого коммунистического общества, а их культурно-технический уровень будет поднят до уровня работников инженерно-технического труда, в связи с чем полностью сотрутся грани между этими социальными группами. Будет полностью обеспечено всестороннее развитие всех способностей тружеников общества, отпадет вынужденное закрепление за каждым работником какой-либо одной профессии. В процессе постепенного перехода от социализма к коммунизму успешно решается сформулированная Марксом задача: «Частичного рабочего, простого носителя известной частичной общественной функции, заменить всесторонне развитым индивидуумом, для которого различные общественные функции представляют сменяющие друг друга способы жизнедеятельности».

В этом отношении огромную роль призвано сыграть всеобщее, обязательное политехническое обучение, которое обеспечит людям условия для свободного выбора профессии. Социализм преобразует систему воспитания на основе рационального сочетания общего образования с технологическим обучением, как теоретическим, так и практическим. Характеризуя систему воспитания в будущем обществе, Маркс указывал, что «для всех детей свыше известного возраста производительный труд будет соединяться с преподаванием и гимнастикой не только как одно из средств для увеличения общественного производства, но и как единственное средство для производства всесторонне развитых людей».

В классическом труде «Экономические проблемы социализма в СССР» товарищ Сталин дал глубокий анализ предварительных условий перехода к коммунизму, обосновал при этом необходимость достижения такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и умственных способностей. Нужно, указывает И. В. Сталин, «чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для того, чтобы стать активными деятелями общественного развития, чтобы они имели возможность свободно выбирать профессию, а не быть прикованными на всю жизнь, в силу существующего разделения труда, к одной какой-либо профессии». Для осуществления этого потребуются серьезные изменения в нынешнем положении труда, сокращение рабочего дня, введение всеобщего обязательного политехнического обучения, улучшение жилищных условий и дальнейшее повышение реальной заработной платы рабочих и служащих.

В результате выполнения всех предварительных условий подготовки перехода к коммунизму труд превратится в первейшую жизненную потребность, войдет в привычку, станет необходимым проявлением жизнедеятельности. Производительность труда достигнет такой высоты, что сможет обеспечить изобилие предметов потребления, и эти предметы будут распределяться соответственно потребностям членов общества.

Развитие производительных сил социалистического общества служит основой дальнейшего расцвета физических и духовных способностей людей. Всеобщность труда, т. е. распределение его между всеми работоспособными членами общества, исключает возможность паразитического существования какой-либо части общества за счет перенапряжения и ограбления другой части общества. «При данной интенсивности и производительной силе труда, — указывал Маркс, — часть общественного рабочего дня, необходимая для материального производства, тем короче, следовательно время, остающееся для свободной умственной и общественной деятельности индивидуума, тем больше, чем равномернее распределен труд между всеми работоспособными членами общества, чем меньше возможность для одного общественного слоя сбросить с себя и возложить на другой общественный слой естественную необходимость труда. С этой стороны абсолютной границей для сокращения рабочего дня является всеобщность труда. В капиталистическом обществе свободное время одного класса создается посредством превращения всей жизни масс в рабочее время».

Всеобщность труда является главным принципом социалистического общества, который требует от каждого трудиться по способностям. В этом одно из основных проявлений фактического равенства людей.

Труд является обязанностью всех людей как при социализме, так и при коммунизме по принципу «От каждого по способностям». При социализме люди получают за свою работу по труду, при коммунизме они будут получать по потребностям.

Советский народ под руководством коммунистической партии, под водительством товарища Сталина с каждым годом завоевывает новые победы в развитии народного хозяйства и культуры, достигает все новых и новых успехов на пути создания изобилия предметов потребления.

Громадное расширение промышленного производства и нарастающий подъем сельского хозяйства обеспечивают быстрое и значительное увеличение массы предметов потребления, на основе чего происходит систематическое снижение цен на товары. В послевоенный период советское правительство уже пять раз в значительных размерах снижало цены на товары массового потребления. По сравнению с довоенным временем намного возросла продажа товаров населению. С каждым годом все полнее удовлетворяются потребности советских людей. В результате воспитательной работы партии и государства все выше поднимается коммунистическая сознательность трудящихся, успешно преодолеваются пережитки капитализма в сознании людей. Каждый год творческого труда советских патриотов приближает советское общество к коммунизму, к заветной цели всех тружеников мира.

С развитием социализма все полнее проявляется всемирно-историческое превосходство восходящего, социалистического строя над отживающим, капиталистическим строем. В этом сказывается действие основных экономических законов капитализма и социализма. В отчетном докладе ЦК ВКП(б) XIX съезду партии Г. М. Маленков говорил: «Открытие товарищем Сталиным основного экономического закона современного капитализма и основного экономического закона социализма наносит сокрушающий удар всем апологетам капитализма. Эти основные экономические законы свидетельствуют о том, что если в капиталистическом обществе человек подчинен безжалостному закону извлечения максимальной прибыли, во имя чего люди обрекаются на тяжкие страдания, нищету, безработицу и кровопролитные войны, то в социалистическом обществе все производство подчинено человеку с его непрерывно растущими потребностями».

Действие основного экономического закона социализма ведет к неуклонному подъему производительных сил общества, обеспечивает непрерывный рост материального благосостояния и культурного уровня трудящихся, всемерное развитие творческих способностей людей, подготовляя осуществление великого принципа коммунизма: «От каждого по способностям, каждому по потребностям».

Автор: Чл.-корр. АН СССР П. Н. Федосеев

Читайте также:

РУСО: Карл Маркс и теория диалектики

О работе в супермаркетах

Хотим ознакомить Вас со статьёй, опубликованной в одном из выпусков газеты "Правда".

Беззастенчивая эксплуатация и наглый обман работников и клиентов происходят ежедневно на глазах миллионов людей.

О работе в супермаркетахТорговые сети уже прочно вошли в нашу повседневную жизнь. И далеко не все, кто ежедневно привык «отовариваться» в этих магазинах, представляют, что он или его близкие могут оказаться по ту сторону кассы, как эти обычно измученные на вид женщины, на чьи лица словно бы навеки легла серая печать жизненных неудач.

МИЛЛИОНЫ людей, как за соломинку, хватаются за работу в сетевом магазине: всё-таки зарплата по-белому и запись в трудовой книжке. В ситуации, когда срочно нужна хоть какая-то работа, соискатель уже и не обращает внимания на слово, указанное в требованиях к работнику: «стрессоустойчивость».

Тем не менее именно это свойство характера очень потребуется при работе в сетевом магазине. Пообщавшись с пролетариями прилавка, можно услышать от них множество жалоб на нарушение не только их трудовых, но и человеческих прав. Руководство в стремлении обогатиться на каждой мелочи безжалостно эксплуатирует, а часто и обманывает своих работников.

«Чтобы дать людям низкую цену, мы должны максимально по-спартански подходить ко всему. Мы всё время гонимся за ценой, держим в магазине не десять человек, а девять, не девять, а восемь», — рассказывал в интервью недавний хозяин «Магнита», олигарх Сергей Галицкий, чей уход так оплакивала либеральная общественность.

Вот именно с целью «понизить цену» не только выставленного на прилавке продаваемого товара, но и работающего человека, для торгового магната — тоже товара, который называется «рабочей силой», сегодня в сетях проходит тотальная «оптимизация» сотрудников. В этом смысле торговля не отличается от любых других предприятий, принадлежащих капиталистам (кстати, самым крупным капиталистом в сегодняшней России является государство). Такая «оптимизация» означает рост эксплуатации работников прилавка, на оставшихся после сокращения кадров работников в разы возрастает нагрузка.

— В смену работают два кассира плюс заместитель управляющего, плюс управляющий на пятидневке (если он вообще есть!). Вот они и носятся: полы вымой, посмотри, не просрочен ли товар, в кассе работай, товар выставь, тысячу ценников «акции» распечатай и вырежи, расставь кучу «акций». Стеллажи и поддоны оформи, товар каждый день по двум отделам пересчитай, овощи перебери, за ворами смотри, товар закажи и прими… Можно продолжать бесконечно, — жалуется работница из Ярославля.

— Директор магазина после работы в течение 24 часов, причём не по моему желанию, попросила остаться ещё на полдня, — рассказывает женщина, работавшая в Москве. — Видимо, человек не понимает, что надо людям спать, мыться и просто отдыхать. Я отказалась: просто физически не могла больше 24 часов работать без отдыха. Это к тому же вообще незаконно. После этого стала врагом номер один, пришлось уволиться.

Может, этот пример и из ряда вон выходящий, но работа по 14 часов стала в сетевых магазинах обыденностью. При этом один и тот же человек должен и сидеть на кассе, и разгружать машину, и мыть полы, и выполнять функции охраны. За все эти труды людям самым бесцеремонным образом недоплачивают. Например, стало нормой из 13—14 часов работы оплачивать лишь 11.

Рассказ девушки из Иванова: «Всё началось с экономии: бумага, далее строгий дресс-код… В общем, стали экономить на всём: сократили персонал, которого вечно не хватает, сократили единственного мужчину-грузчика, который мог задержать вора. Сократили уборщицу. Теперь управляющий магазином моет пол! Естественно, с кассирами. Работа там адская. А ставку, кстати, после этих «оптимизаций» подняли… на 2 рубля. Я очень подавлена таким отношением к персоналу: нам урезали премию, и мы стали получать 13 тысяч, а то и меньше».

Почти нормой стало не оплачивать время, потраченное на инвентаризацию товара, которая может занимать 3—5 часов в выходные или вечером после окончания рабочей смены. Понятно, что и постоянные задержки после окончания смены, чтобы привести в порядок торговый зал, большинство из хозяев не оплачивают. А введённые «стажировки» при устройстве на работу позволяют бесплатно эксплуатировать труд соискателей рабочих мест совершенно беззастенчиво. Как бы ещё и спасибо скажи, если тебя допустили-таки к оплачиваемой работе.

Но и в этом случае не стоит рассчитывать на указанную в вакансии зарплату. На самом деле стабильный оклад обычно составляет не больше 8—10 тысяч рублей, остальное — надбавка, из которой постоянно вычитаются штрафы буквально за всё. В частности, любая недостача в магазине «вешается» на весь коллектив. Так что получить в итоге заявленные 30 тысяч практически невозможно.

Отношение к женщинам, которых, по данным кадровых агентств, работает в сетях три четверти от всех работников, — отдельная песня. Начинается с того, что во многих магазинах при приёме на работу у девушек и женщин требуют предъявить справку «о небеременности». В случае же, если вдруг сотрудница решилась стать матерью, рассчитывать ей на достойные декретные не приходится, так как большую часть зарплаты она получала или как премиальные, или просто в конверте. Значит, при начислении выплат они учитываться не будут. Но это ещё лучший из вариантов. Сотрудники рассказывают, что зачастую, если руководство магазина узнает о беременности, работницу заставляют уволиться «по собственному желанию» хозяина.

Из-за стремления собственников экономить на всём они отказываются от более высокооплачиваемого мужского труда. В результате женщинам в сетях приходится выполнять мужскую работу. И это не только задержание воришек, но и погрузочно-разгрузочные работы. Женщины таскают мешки с картофелем и овощами, тащат телеги, на которых умещается до 300 килограммов продукции.

Но и это не всё. Хозяева торговых сетей активно привлекают работников к обману покупателей: обсчитывать на кассе, постоянно переклеивать ценники со сроком годности и т.п. А чтобы у людей подавить любое проявление негодования, выработана технология искоренения любого малейшего проявления чувства собственного достоинства. Поэтому начальство постоянно хамит подчинённым, заставляет беспрекословно делать даже бесполезную работу, наказывает за дело и без дела. По словам работниц, бывали случаи и принуждения подчинённых женщин к сожительству.

Как ни удивительно в столь, казалось бы, обыденной отрасли, как продажи, работа в сети опасна травматизмом. Статистика обыкновенно скрыта от посторонних глаз. Последний раз шокирующие цифры всплыли в 2014 году, когда «Роструд» в ходе своей проверки одного из гигантов сетевой торговли выявил только за один год 54 работника, ставших жертвами несчастных случаев на рабочем месте, причём четырнадцать из них погибли. Несчастные падали с высоты нескольких метров или были раздавлены контейнерами с сотнями килограммов товаров.

Источник: https://kprf.ru/opponents/er/174606.html

Сызранский горком КПРФ призывает жителей города Сызрани подписаться на газеты "Правда", "Советская Россия" и "Трудовая Самара". Сделать это можно в любом отделении Почты России.

Советский солдат Саша

Солдат Саша из ПольшиMaciej Jaroszewski, житель Польши, поделился с нами исторической справкой, а вернее, интересной историей, о которой мы, возможно, ничего ранее не знали.


Примерно в 120-ти километрах к югу от Варшавы находится город Пшисуха (Przysucha). Возле этого города расположен небольшой лес, который, однако, срастается с более крупными лесами. Во время войны в этом лесу было много партизан. В том числе и Хенрик Добжаньский, возможно первый (или один из первых) партизан Второй мировой войны, герой Первой и Второй мировых войн.

Добжаньский наносил значительные потери немцам. В марте 1940 разбил пехотный батальон вермахта под Хуцисками, а через несколько дней сильно потрепал другую немецкую часть под Шаласами. Чтобы уничтожить отряд «бешеного майора», немцы сформировали специальную антипартизанскую группу из SS, пехотных и танковых частей. В операции против партизан, которых было не более 300, немцы задействовали 8000 солдат. 30 апреля 1940 года отряд Добжаньского был окружён (предполагают, что в результате предательства) и после тяжелой битвы разбит, а Добжаньский погиб с оружием в руках.

Могила Хенрика Добжаньского

После этих событий немцы совершили множество убийств в местных окрестностях, зачастую уничтожая чуть ли не целые деревни.

Я был в этом районе шесть раз и неоднократно встречался с партизаном, который здесь воевал. Он много чего мне рассказал и достоверность услышанных мною историй может подтвердить любой историк. Лишь одну историю невозможно проверить. Но я считаю странным, если бы в множестве подтверждённых историй – одна была бы вымышленной.

На отряд «Армии Крайова» (польск. Armia Krajowa – Отечественная армия), ранее «Национальные Вооруженные Силы», вышел «Саша» - советский солдат, сбежавший из немецкого плена. Первоначально его поместили в отделение. Но к сожалению, позже было принято решение о расстреле...

Решение о расстреле было принято из-за того, что Саша не знал польского языка и разговаривал только на русском. Вероятно, солдаты опасались неясности в его целях и намерениях.

В лесу, где погиб невиновный Советский Солдат Саша, организована символичная могила.


Кроме рассказанной истории, Матей прислал фото польской аптеки им. В. Маяковского.

Могила Хенрика Добжаньского

Матей надеется, что история войн перестанет быть гибким инструментом в руках властей и послужит более важной цели – объединению и дружбе людей, дружбе народов, дружбе Поляков и Россиян.

Читайте также статью от Матея: Польша в сравнении: коммунизм и капитализм

РУСО: Карл Маркс и теория диалектики

Карл МарксГлавной задачей теории диалектики следует считать раскрытие в развернутом виде логики и синтеза диалектики и материализма и распространения на познание общества, что в общем виде было установлено Марксом в «Тезисах о Фейербахе». Подробно это освещено автором в опубликованных книгах. Здесь же в виде очерков дается общая характеристика философских открытий Маркса, общий план изложения теории диалектики и предлагается новый материал о субъективной логике Гегеля, о понимании материального и идеального, общественного бытия, роли диалектики в познании мира. В последнем очерке конкретизируется понимание взаимосвязи диалектики и материализма, диалектического материализма и исторического материализма.

Солопов Е.Ф., член РУСО. 
2018-04-03 18:54

Предисловие

5 мая 2018 г. исполняется 200 лет со дня рождения К. Маркса – великого ученого в области политэкономии и философии, преобразователя наук об обществе в целом. Можно конкретно назвать целый ряд его философских открытий.

К. Маркс раскрыл и величие, и ограниченность гегелевской идеалистической философии, в первую очередь ее диалектической теории. Избавляя ее от идеализма, он соединил диалектику с материализмом и создал материалистическую диалектику.

Вместе с объединением диалектики и материализма Маркс открыл материалистическое понимание общества, которое позже стали называть учением исторического материализма.

Маркс и Энгельс раскрыли материалистический смысл метода восхождения от абстрактного к конкретному, соотношения исторического и логического методов познания.

Огромное философское значение имеет весь «Капитал» Маркса, все его содержание. Ленин об этом сказал, что только после создания «Капитала» исторический материализм из гипотезы превратился в научную теорию.

Не меньшее значение имеют использованные Марксом при создании «Капитала» методы исследования и изложения этого гигантского научного сочинения.

На примере «Капитала» Маркса во многих работах показано большое значение правильного, обоснованного выбора элементарной клеточки создаваемой теории, с анализа которой и начинается теория.

Для разработки научной теории Маркс придавал первостепенное значение четкому, обоснованному, истинному пониманию того предмета познания, который является собственным именно для данной науки и который обусловливает ее специфику и отличие от других наук. Исходная элементарная клеточка создаваемой теории есть ведь не что иное, как отражение элементарной клеточки самого познаваемого в этой теории объекта. Далее очень важно определить логическое начало анализа и изложения сущности этой клеточки. В случае Марксова «Капитала» предметом теории является капиталистическое общество, рассматриваемое в политэкономическом отношении; исходной генетической и структурной клеточкой – обмен товаров, товарное отношение; началом изложения теории – анализ менового отношения товаров в простой, единичной или случайной форме стоимости. Показательно и то, что уже в самом начале этого анализа Маркс столкнулся с противоречием общего и отдельного в каждом товарном отношении. Позже Ленин обратит внимание на особое значение отношения общего и отдельного для изложения (разработки) теории диалектики.

Маркс высоко ценил гегелевскую теорию диалектики, рассматривая ее в качестве подхода к разработке теории диалектики как таковой и отмечая далее, что это не окончательный вариант ее теории, что идеалистическую теорию диалектики надо освободить от идеализма, перевернуть с головы на ноги. Это Маркс и осуществил, разработав материалистическое понимание диалектики как очень важную часть и как очень важное средство открытия материалистического понимания всего общества. Но что означает материалистическое понимание общества, философии, диалектики и т.д.? Это означает их понимание такими, какими они существуют в объективной действительности, их понимание в соответствии с их объективной сущностью. Поэтому материалистическая диалектика Маркса есть подлинная диалектика как таковая, как она существует сама по себе в составе совокупного человеческого знания и познания.

В ряде широко известных работ Маркс разъяснил сущность и содержание материалистической диалектики, ее отличие от гегелевской диалектики, но целостной и развернутой ее теории, к сожалению, он не оставил, хотя и намеревался написать компактную «Диалектику», самим этим названием давая понять, что он говорит не о каком-то одном из пробных вариантов теории диалектики, а о научной теории диалектики в ее подлинно объективной сущности. Надо подчеркнуть, что Маркс имел все данные для написания «Диалектики». Остается загадкой, почему он не осуществил свое намерение.

Советские философы много сделали в поисках подхода к разработке диалектической логики как обобщающей и, главное, целостной теории диалектики, но авторы, выступавшие как наиболее авторитетные в этой области, столкнулись с камнем преткновения, который воздвигли сами, именно в вопросе о предмете философии в целом и диалектики как ее общей теоретической основы. Они безмерно подчеркивали, что диалектика есть наука о мышлении, что природу и общество и даже диалектику природы и диалектику общества должны познавать сами естествоиспытатели и обществоведы, а философы не имеют права вмешиваться в это дело, что они должны забыть о познании мира в целом, бытия вообще и т.д. и т.п.. Фактически часть советских философов стала повторять азы позитивизма, отказываясь от коренных мировоззренческих вопросов, от обязанности философов обсуждать и решать эти вопросы с позиций науки, а не мистики, рационализма, а не иррационализма и т.п. На использование понятий «онтология», «мир в целом», «бытие вообще» в советской философии с 1960-х годов было фактически наложено своего рода вето, табу, которое снизу многими философами так или иначе игнорировалось, но в центральных издательствах строго соблюдалось.

Естественно, что при таком подходе к разработке диалектической логики (а лучше говорить о теории диалектики, так же как физики говорят о теории физики, математики – о теории математики и т.д. и т.п.) меньше всего внимания из работ Маркса уделялось его Тезисам о Фейербахе, в которых прямо говорится о различении философских учений по тому, как в них понимается взаимосвязь субъекта и объекта, общества и природы, теории и практики, материи и сознания.

В предлагаемой вниманию читателей книге автор непосредственно отталкивается от Тезисов К. Маркса о Фейербахе, в которых в общем виде утверждается единство диалектики и материализма и материалистическое понимание общества – два великих философских открытия Маркса. И вся данная книга нацелена на раскрытие логики синтеза диалектики и материализма, а вместе с этим и логики распространения их на познание общества уже в развернутой теории диалектики. Набор категорий, анализируемых в книге, конечно, неполон, но он вполне достаточен для достижения ее основной цели. Надо учесть также, что данная книга дополняет и продолжает предыдущие работы автора: Логика диалектики (М., 2010, 2016), Диалектика и материализм: логика синтеза (М., 2016), Сущность философии (М., 2013), изданных в издательствах, объединенных названием URSS.

Очерк 1

Теория диалектики: Гегель, Маркс и советские философы

Гегель создал развернутую теорию диалектики, считая ее логической основой идеалистической философии, выражающей в обобщенном виде идеалистическое мировоззрение, неразрывно связанное с религией.

Опираясь на свою «Феноменологию духа», в «Логике» Гегель с самого начала берет в качестве непосредственного предмета исследования «идею как чистое знание» и ставит задачу представить это знание «во всем объеме его развития» от наиболее абстрактных определений идеи, в которых она выступает сначала в форме лишь всеобщей субстанции-объекта, не ставшей еще субъектом, до конкретной характеристики ее в качестве субстанции-субъекта, в полной мере осознавшей свою абсолютность, самообусловленность и вместе с тем свою идеальность, противоположность грубо чувственной материальности. Переход от одной категории логики к другой - это есть для Гегеля движение абсолютной идеи по пути ее самоопределения, самосознания. При этом с самого начала, когда абсолютная идея только еще приступала к познанию самой себя, она уже знала о своем высоком предназначении быть «истиной», «абсолютным основанием всего». И это качество она сохранила во всех своих дальнейших определениях в категориях логики.

При этом Гегель отмечает, что интерес представляет не столько сам конечный вывод, взятый в отрыве от всего процесса его достижения, а «именно все движение в целом» от начала и до конца. «Напоследок мы узнаем, что содержанием и интересным является именно весь путь развития... Мы раньше узнали содержание, а затем мы приобретаем, помимо этого, то знание, что содержание есть живое развитие идеи... Каждая из рассмотренных до сих пор ступеней есть образ абсолютного, но вначале абсолютное выступает в этих ступенях лишь ограниченным образом, и поэтому оно заставляет себя двигаться дальше к целому, раскрытие которого есть то, что мы называем методом».

По Гегелю, философия есть наука о всеобщем и о мышлении, постигающем всеобщее. Всеобщее и мышление о всеобщем – это и есть собственный предмет философии. Не подчеркивать связь философского мышления с познанием всеобщего, ограничиваться утверждением, что предметом философии является мышление, не уточняя, о каком именно мышлении здесь говорится, значит не доводить определение философии до необходимой точности и конкретности, до полной ясности. Именно в этом слабость и недостаточность тех работ, в которых философское познание мышления отрывается от философского же познания бытия вообще, мира в целом.

Гегель всемерно подчеркивал значение для философии идеи единства мира. Вот его суждения на этот счет. «Все, заслуживающее названия философии, всегда клало в основание своих учений сознание абсолютного единства того, что рассудком признается лишь в его раздельности». «История философии есть история открытия мыслей об абсолютном, составляющем ее предмет».

Гегель был убежден в возможности научной философии, способной безгранично продвигаться по пути познания объективной истины. Об этом красноречиво говорят его возвышенные слова: «Смело смотреть в глаза истине, верить в силу духа – вот первое условие философии ... У скрытой и замкнутой вначале сущности вселенной нет силы, которая могла бы противостоять дерзанию познания».

Как видим, идея единства мира для Гегеля является одновременно идеей его абсолютности, вечности и бесконечности, полной самообусловленности. Наиболее специально и кратко это выражается с помощью понятия субстанции, обозначающего то, что существует по собственной причине, не зависит ни от чего другого, кроме самого себя, что полностью является самопричиной (causasui). Данный отличительный признак субстанции неявно, имплицитно признавался философией с самого ее начала.

Но каким же образом философия осуществляет задачу познания всего мира в целом, единого и вместе с тем многообразного, абсолютного, вечного и бесконечного, хотя практически и чувственно мы имеем дело только с относительными, временно существующими (возникающими и неизбежно исчезающими) предметами? Ответ на этот вопрос таков: философия решает указанную задачу с помощью понятия всеобщего, охватывающего, включающего в свой объем все существующее без единого исключения. Свойственная человеческому мышлению способность обобщать доводится в философии до предела, до охвата мыслью о всеобщем мира в целом, не какого-либо ограниченного бытия, а бытия вообще. При этом философия познает всеобщее как самую глубокую сущность чувственно воспринимаемых отдельных явлений, подвергая анализу соотношение «всеобщее – отдельное», уточняя его понимание по мере обогащения знаний об отдельных явлениях и взаимосвязях между ними. У Гегеля сказано и об этом: «Философия начинается там, где всеобщее понимается как всеобъемлющее сущее, или, иначе говоря, там, где сущее постигается всеобщим образом, где выступает мышление мышления». «Совершенно всеобщими формами противоположности являются всеобщее и единичное или, в другой форме, мышление как таковое и внешняя реальность, ощущение, восприятие».

Глубина мысли здесь соседствует с глубиной заблуждения. Гегель прав в том, что процесс познания всеобщего неразрывно связан с познанием мышления, но он сильно ошибся, сделав вывод, что и объективно само всеобщее существует лишь как вечный процесс мышления о самом мышлении (но уже не в виде человеческого мышления, а некоего придуманного им мышления вообще, названного им абсолютной идеей).

Очень важно иметь в виду гегелевское различение абстрактно-рассудочного, метафизического (бедного, одностороннего по содержанию) и диалектического, конкретно-разумного (богатого, всестороннего по содержанию) видов понимания всеобщего. Абстрактно-рассудочное понимание отражает только одинаковость явлений, игнорируя их различия, только покой, отрывая его от движения. Так понимаемое всеобщее отражает либо только единство и единственность неизменного, абсолютно тождественного себе бытия, исключающего какое-либо разнообразие и даже простое множество его проявлений (таково понимание бытия у древних элейцев), либо только множество неизменных самих по себе первоэлементов бытия, разрозненных друг от друга и способных только перемещаться, внешне соединяться и разъединяться (таково учение натурфилософской атомистики, обходящейся без внутреннего, т.е. действительного единства множества атомов). Диалектическое же, конкретно-разумное понимание всеобщего отражает тождество явлений в неразрывной связи с их различием. Покой здесь тоже признается, но не как абсолютный антипод движения (изменения вообще), а лишь как относительный, лишь как внутренний момент самого движения (изменения). Единство мира здесь предполагает его многообразие и последнее возможно лишь в рамках неразрывной взаимосвязи явлений, их подчинения частным, особенным и всеобщим законам единого бытия. Диалектическое обобщение осуществляется не путем абстрагирования от взаимосвязи явлений, а, наоборот, в процессе все более полного вовлечения в рассмотрение их взаимосвязей, вплоть до всеобщих, охватывающих все существующее, т.е. представляющих весь мир в целом.

Философия – это наука, представляющая мировоззрение на предельном уровне обобщения – на уровне всеобщего. Она должна выражать в систематизированном, научно обработанном, теоретическом виде отношение человека (человечества) на данном этапе его развития именно к бытию вообще, ко всему миру в целом, а не к какой-либо отдельной его части.

Сказанное означает, что философия есть наука непосредственно не обо всем (что фактически совпадает с наукой ни о чем), а об одном своем предмете – о всеобщем, но таком, которое включает в себя все. Поэтому философия имеет отношение ко всему, но взятому вместе как одно целое, как одно единственное бытие, внутренне многообразное и изменчивое. Не менее важно подчеркнуть, что философия одновременно с этим есть также наука, прежде всего, об одном особом отдельном объекте, специфика которого в том, что он является осознающим себя и практически, материально-действующим субъектом. Речь идет об общественном человеке или, что то же самое, о человеческом обществе. Философия есть наука о всеобщем в его отношении к человеческому обществу и о человеческом обществе в его отношении к всеобщему (миру в целом). Это расшифровка характеристики философии как всеобщей и непосредственно мировоззренческой науки.

Мировоззренческую сущность философии ярко выразил Гегель, сказав, что философия есть современность, схваченная в мыслях. К. Маркс тоже называл философию духовной квинтэссенцией своего времени.

Как Гегель говорил, что абсолютная идея в процессе своего развития превратилась из субстанции-объекта в субстанцию-субъект, так и применительно к материалистической диалектике надо сказать, что материя, подлинная всеобщая субстанция мира, в процессе возникновения человеческого общества превратилась из субстанции-объекта в субстанцию-субъект, а еще также надо сказать, что материя в указанном процессе стала одновременно объектом-субъектом, самопротиворечивой целостной системой «природа – общество», которые в отдельности могут рассматриваться только в результате большего или меньшего абстрагирования от их взаимосвязи. И все это означает, что на уровне философского (предельного общего всеобщего) рассмотрения отношения общества к природе (всему бесконечному миру, Вселенной в самом широком ее понимании) предстает как внутреннее отношение одной части бесконечного целого ко всему этому мировому целому, который тем самым и оказывается благодаря философии предметом человеческого познания.

Вполне оправданно разделение Гегелем логики диалектики на объективную и субъективную логику.

Объективная логика у Гегеля совпадает с онтологией, охватывающей учение о бытии и сущности. Этот раздел «Логики» Гегеля вполне рационален и понятен в основном, чего нельзя сказать о субъективной логике, где все перемешано, одно накладывается на другое – и развитие самой абсолютной идеи и ее познание самой себя, и познание всего этого самим Гегелем в его собственной философии. Реальный субъект – живые люди, сущность которых обусловлена совокупностью конкретно-исторических общественных отношений, т.е. общество на определенной ступени развития – заменен Гегелем самопознающим понятием (понятием понятия). Тем не менее и в этом разделе, в характеристике понятия, осознающего себя уже не просто как бытие, а именно как понятие, все-таки проступают в искаженном виде черты общественного бытия земных людей, имеющих дело и с живой природой, механикой, химией, техникой и многим-многим другим в жизни человеческого общества. Чутье великого философа и богатая эрудиция подсказали Гегелю, что после объективной диалектики, описывающей всеобщее бытие на уровне природного объекта, должна следовать диалектика, представляющая всеобщее на более высоком и сложном уровне развития, когда оно (всеобщее) превращается из объекта в активно действующего и познающего субъекта и по отношению к природе, и по отношению к самому себе.

Добавим, что указанные две части лучше, точнее именовать не объективной, а объектной логикой (диалектикой), не субъективной, а субъектной логикой (диалектикой). Термины «объективное» и «субъективное» обычно применяются для различения знания и познаваемого объекта, истинного знания и ошибочного мнения. В указанном смысле «объективное» и «субъективное» – резко различающиеся, противоположные оценочные категории. Термины же «объектное» и «субъектное» не являются оценочными, они просто обозначают разные части самой объективной реальности, разные, причем существенно, качественно различающиеся стороны взаимодействия.

Термины «объектное» и «объективное» близки друг другу. «Субъектное» же очень важно отличать от «субъективного». Субъектное – то, что объективно, на самом деле свойственно субъекту (человеку, устойчивым человеческим группам, человеческому обществу в целом). В этом смысле субъектное равнозначно объективному. А субъективное – то, что приписывается субъекту (как и объекту) односторонним, тем более ошибочным в своей основе знанием. Отчетливо различает «субъектное» и «субъективное» также А.И. Фурсов – историк широкого плана, он же философ и политэконом. Он пишет: «Субъектные факторы, как и системные, носят объективный характер … именно субъект – т.е. организованная и реализующая свои классовые интересы сила, обладающая властью, собственностью и информацией – есть реальная движущая сила истории. Именно субъект организует массы и устраивает революции, которые суть исключительно затратные организационно-финансовые процессы. Без субъекта с его организацией и финансами массы способны лишь на бунт».

В основе всего идеализма Гегеля лежит идеалистическое, искаженное понимание прежде всего самого человеческого общества и его сознания. По словам К. Маркса, Гегель на место человека поставил самосознание, сделал человека «человеком самосознания, вместо того, чтобы самосознание сделать самосознанием человека, … распространил этот идеалистический вывод на весь мир и в соответствии с этим направил все силы своего диалектического мышления на доказательство того, «что самосознание есть единственная и всеобъемлющая реальность».

Определение «абсолютное есть идея» является собственно гносеологическим определением мира, всеобщей субстанции с идеалистической точки зрения. С материалистической же точки зрения собственно гносеологическим определением мира, всеобщей субстанции, всей вообще объективной реальности является определение «объективно-реальный мир есть материя». Именно распространение понятия материи (в материализме) или понятия идеи (в идеализме) на весь бесконечный мир и есть собственная задача и собственный вывод соответственно материалистической и идеалистической линии философии.

Теперь о марксистской диалектике. К. Маркс написал весной 1845 г. «Тезисы о Фейербахе», опубликованные впервые Ф. Энгельсом в 1888 г. в качестве приложения к своей книге «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии». При этом Энгельс оценил Тезисы Маркса как гениальный зародыш нового мировоззрения. В этих Тезисах Маркс заложил основы диалектико-материалистической философии, сделав два великих открытия: 1) соединил диалектику с материализмом и 2) распространил материализм на понимание общества и его истории, раскрыв с помощью диалектики материальные основы общества в виде материальной практики, материального производства. В Тезисах Маркса четко указаны качественные отличия новой философии как от гегелевской идеалистической диалектики, так и от всего предшествующего материализма, включая Фейербаховский материализм, коренным пороком которого была метафизика (антидиалектика).

В данных Тезисах Маркс фактически использовал терминологию Гегеля и Фейербаха, понимая ее явно по-своему. Предшествующий материализм, включая и фейербаховский, Маркс критикует за то, что «предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой. Фейербах хочет иметь дело с чувственными объектами, действительно отличными от мысленных объектов», но все-таки, как и Гегель, рассматривает, «как истинно человеческую, только теоретическую деятельность», относясь к предметной деятельности, материальной практике пренебрежительно, считая ее как бы недостойной человека. «Недовольный абстрактным мышлением, Фейербах апеллирует к чувственному созерцанию; но он рассматривает чувственность не как практическую, человечески-чувственную деятельность». Фейербах не поднялся до понимания того, что «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений».

В отличие от Гегеля Маркс четко понимает под объектом природу, а под субъектом – человека и человеческое общество, с возникновением которых в процессе развития земной природы она становится неразрывно связанной с человеком и обществом как совокупным субъектом, воздействующим и на природу, и на самого себя, то есть на целостную систему «природа – человеческое общество», не просто на объект как одну только природу, а на объект-субъект. Способом существования человека является не созерцание, для которого природа и человеческая жизнь представляются внешне сосуществующими двумя разными мирами, а материальное взаимодействие человека с природой, его чувственная, телесная деятельность, практика, связывающая в единое целое природу и общество и означающая, что это вовсе не разные самостоятельные миры, а зависящие друг от друга внутренние части единого мира. Соответственно с этим непосредственной основой и предметом человеческого познания (философского в том числе) выступает именно материальная, чувственная человеческая деятельность, практика, которая не только устанавливает взаимосвязь, единство природы и общества, но и сама характеризуется противоречивым единством объективного и субъективного, материального и идеального. Поэтому-то деятельностный подход к проблемам философии с позиций общественной практики закономерно и привел Маркса к установлению единства диалектики и материализма и диалектико-материалистического понимания общества.

К. Маркс и Ф. Энгельс, создав качественно новое философское учение, достаточно подробно и глубоко изложили и объяснили его содержание и методологическое значение в своих многочисленных работах, широко известных всему миру. Однако они не оставили после себя такой системы изложения теории диалектики, которое можно было бы считать диалектико-материалистическим эквивалентом «Науки логики» Гегеля.

Маркс, как создатель (вместе с Энгельсом) диалектико-материалистической философии, как глубочайший знаток истории философии в целом и диалектики Гегеля в частности, не только видел важность этой проблемы, но и имел прямое намерение осуществить такую разработку материалистической диалектики, написать свою «Диалектику».

Со временем задача методологически обоснованной разработки собственно философской теории материалистической диалектики приобретала все большую актуальность. Именно поэтому Ленин в самые тяжелые для большевиков годы находит время для разработки марксистской философии в «Материализме и эмпириокритицизме», поэтому же Ленин усиленно работает над теорией диалектики в 1914 - 1916 гг. Он сделал вывод, что материалистическую диалектику следует излагать по методу «Капитала» Маркса, обратив внимание на важность раскрытия диалектики общего и отдельного. События 1917 г., практическая государственная деятельность отвлекли Ленина от обсуждаемой теоретической проблемы. Снова получился временной разрыв в разработке теории диалектики.

Советские философы активно занимались ею с конца 50-х годов XX века. В этом отношении следует отметить работы М.М. Розенталя, Э.В. Ильенкова и других авторов по анализу логики «Капитала» К. Маркса, труды Б.М. Кедрова и большой группы философов по анализу «Философских тетрадей» В.И. Ленина, работы К.С. Бакрадзе, М.Ф. Овсянникова, Е.П. Ситковского, В.И. Шинкарука и других по анализу гегелевской системы идеалистической диалектики, работы по истории философии вообще. Необходимо также отметить результаты исследований по логике научного познания, по обобщению современного естествознания, по раскрытию «механизма» перехода от менее общих и глубоких теорий к более общим и вместе с тем более глубоким теоретическим системам знания. В этом плане особенно много сделано на материале физики (а также и биологии), что отражено в работах К.М. Завадского, Б.М. Кедрова, Б.Г. Кузнецова, И.В. Кузнецова, М.В. Мостепаненко, М.Э. Омельяновского, Н.Ф. Овчинникова, Ю.В. Сачкова, Г.А. Свечникова, И.Т. Фролова, В.С. Швырева и многих других. Особенно следует напомнить активное участие в разработке философских проблем естествознания выдающихся советских ученых академиков А.Д. Александрова, П.К. Анохина, А.И. Берга, Н.И. Вавилова, С.И. Вавилова, В.Л. Гинзбурга, М.А. Маркова, П.В. Симонова, В.И. Сифорова и других. Общие требования методологии построения научных теорий и способ их применения в некоторых частных науках выяснены достаточно четко. Главная задача теперь состоит в том, чтобы раскрыть специфику применения уже известных положений методологии научного познания к построению теоретической системы самой материалистической диалектики как наиболее глубокой и общей методологической основы всей современной науки.

Большая заслуга в раскрытии значения принципа единства логического и исторического принадлежит М.М. Розенталю и Е.П. Ситковскому. Оба автора подчеркивают не только то, что логика является отражением исторического развития познания, но и то, что логика играет первостепенную роль в процессе анализа истории познания. «Логика выводится из истории познания, и приоритет принадлежит истории познания, но логика не занимает эмпирической позиции по отношению к истории познания, не следует пассивно за всеми ее зигзагами, но именно обрабатывает ее, выделяя существенную логическую нить». Аналогично высказывание М.М. Розенталя: «… обобщение истории мышления должно осуществляться через призму достигнутого на высшей ступени. Следовательно, не только история познания дает руководящую нить для понимания и научного построения системы логических категорий, но высшая, т.е. современная, ступень содержит в себе указания, как должна быть теоретически осмыслена и обработана история познания».

Важное значение имело осмысление метода восхождения от абстрактного к конкретному. Наиболее полно и глубоко это осуществлено Э.В. Ильенковым. В результате стало ясно, что структура теории, разработанной по методу восхождения от абстрактного к конкретному, должна воспроизвести не только структуру предмета этой теории и историю его собственного развития, но и историю его познания.

Советскими философами проведена плодотворная работа по анализу отдельных категорий диалектики. Важная роль в этом отношении принадлежит Философской энциклопедии в 5-ти томах (М., 1960 – 1970), работам Э.В. Ильенкова, А.Ф. Лосева, М.Г. Макарова, Л.К. Науменко, А.Г. Спиркина, В.И. Свидерского, В.П. Тугаринова и многих других авторов. Были предложены и различные варианты систематизации категорий. Одной из первых из них (если вообще не первой) явилась весьма полезная книга В.С. Библера «О системе категорий диалектической логики» (Сталинабад, 1958). Общей бедой многих предложенных попыток систематизации категорий диалектики является отсутствие общей идеи, связывающей множество категорий в единое целое, в подлинную систему.

В 1970-е – 1980-е годы значительное внимание было уделено более конкретному раскрытию взаимосвязи диалектики и материализма, диалектического материализма и исторического материализма, что имеет определяющее значение для разработки всей теории материалистической диалектики.

Автор данной статьи тоже уже много лет занимается обсуждаемой проблемой. Переходя к сути своего подхода к ней, отметим прежде три момента.

Первый момент. По К. Марксу, разработка теории должна руководствоваться пониманием того целого, теорию которого мы должны создать. Образ этого целого, говорил он, должен витать в голове теоретика. В нашем случае таким целым является диалектико-материалистическое мировоззрение. Гегель говорил об абсолютной идее, что если в начале «Логики» признание ее первоосновой всего сущего выступает лишь как внешняя предпосылка, взятая из другой науки, то в конце теории это признание предстает уже как «нечто выведенное и доказанное в самой «Логике». То же самое надо сказать о понимании материи в начале и конце марксистской теории диалектики.

Второй момент, который следует иметь в виду: теоретическая разработка диалектики может осуществляться на разных уровнях идеализации. Стерильно абстрактное (по форме, но не по содержанию!), логически чистое изложение ее теории вряд ли возможно. Использование в теории диалектики данных других, менее общих наук в определенной мере уместно и полезно. Главное – не откладывать на будущее разработку целостной теории материалистической диалектики на высшем уровне логического обобщения ее сущности, а непрерывно двигаться в этом направлении. Только при этом условии возможно реальное совершенствование соответствующих систем знания и диалектики в целом и ее больших разделов, и отдельных категорий. И чем больше исследователей будут участвовать в этом, тем значительнее будут результаты. Причем возможны разные варианты изложения теории диалектики, главное, чтобы в них имелась общая логика развития содержания. Что касается переходов от одних категорий к другим, то Энгельс, например, отмечал, что у Гегеля часто такие переходы достаточно произвольны. Предлагаемый нами вариант теории диалектики направлен на логически доказательное отражение указанных выше двух главных философских открытий К. Маркса.

В качестве третьего момента укажем здесь выводы, полученные С.З. Гончаровым в результате анализа составленного К. Марксом в ноябре 1857 г. при чтении «Логики» Гегеля нового плана исследования капитала. В этом плане Маркс подчеркнул логику развития категорий: всеобщностьособенность и единичность (В-О-Е). Далее отмечается, что схема В-О-Е составляет общую логику метода восхождения от абстрактного к конкретному, а также то, что «следует различать единичность как чувственную конкретность («это», воспринятое «здесь» и «теперь»), данную в живом созерцании, и единичность как мысленную конкретность, синтез особенных определений в целостность, завершающий результат исследования».

В нашем варианте теории диалектики схема В-О-Е приобретает следующий вид. На ступени В, в первом разделе теории диалектики, ее предмет предстает как отношение «Всеобщее – единичное (отдельное)». И всеобщее, и общество рассматриваются здесь в самом абстрактном виде. Их отношение друг к другу превращается во внутреннее отношение всеобщего к самому себе, поскольку общество и любое другое отдельное проявление бытия есть собственное иное бытие всеобщего. Главное здесь – не свести отношение всеобщего к самому себе только к тождеству с собой, для этого надо не упустить из виду его постоянное самоизменение при сохранении себя, что означает постоянное порождение внутри всеобщего все новых и новых отдельных его проявлений – все новых и новых его собственных внутренних противоположностей, свидетельствующих о самопротиворечивости и всеобщего, и отдельного. В первом разделе теории диалектики общество отождествляется с любым другим отдельным объектом, представленным тоже в самой общей, всеобщей сущности. Это всеобщий уровень рассмотрения и общества, и любого другого объекта, и самого всеобщего. Конечно, всеобщая сущность бытия, раскрываемая в первом разделе, присуща также и отдельным людям, и обществу в целом, но человек и общество здесь рассматриваются на уровне природы, остающейся объектом, еще не ставшим субъектом. Первый раздел совпадает с первой частью теории диалектики, которую можно назвать объектной диалектикой.

Два следующих раздела, соответствующих ступеням О и Е используемой схемы В-О-Е (всеобщность, особенность и единичность) – это уже субъектная диалектика (это название явно лучше, чем субъективная диалектика). Это – вторая часть теории диалектики. Ступени особенного (О) соответствует человек, выступающий в качестве индивидуального субъекта. И общество, и всеобщее на этой ступени выступают как особенное, поднимаясь на более высокий и конкретный уровень, приобретая новые свойства, атрибуты. Это связующая ступень между природой и обществом. Ступени единичного (Е) соответствует общество в целом. Таким образом, если у Гегеля три ступени развития всеобщего (соответственно три раздела логики): бытие – сущность – понятие, в нашем случае в трех разделах теории материалистической диалектики рассматриваются природа – человек – общество, причем и первое, и второе, и третье в данной теории диалектики представляют и себя, и всеобщее, выступая как уровни развития всеобщего (у Гегеля – абсолютной идеи, у нас – материи).

Сведя предмет философии к отношению «всеобщее – отдельное» и подвергая его теоретическому анализу, философия вначале определяет всеобщее как бытие. Конкретизацией этого положения служит раскрытие соотношения мыслимогоединого бытия с многообразным бытием чувственно достоверных отдельных явлений. По мере роста знаний об отдельных явлениях философия уточняет и обогащает знание и о всеобщем едином бытии или, что то же самое, о бытии всеобщего, о мире в целом.

Рассмотрение отношения «всеобщее – отдельное» в самом начале совпадает с рассмотрением соотношения единства и многообразия бытия, единого и многого. Вместе с этим анализируется соотношение покоя и движения, тождества и различия, взаимосвязи и отдельности (разделенности) явлений. Анализ утверждения элеатов «всеобщее (бытие) есть покой», показывающий несовместимость его с многообразием и изменчивостью явлений, приводит к выводу «всеобщее (бытие) есть движение (изменение)», который с логической необходимостью приводит далее к положению диалектики о самопротиворечивости бытия, в первую очередь, о взаимопроникновении всеобщего и отдельного.

Развернутый анализ отношения «отдельное – всеобщее» дает учение об объективной (объектной) диалектике, принципы, законы и категории которой в равной мере характеризуют и природу, и общество, и мышление. Основной вывод объектной диалектики: мир един в его самообусловленности (он сам ведь есть самопричина, вечная субстанция) и самоизменении как общем способе его существования. Мир на этом этапе философского рассмотрения предстает практически только как природа и как объект, еще не ставший субъектом.

Следуя далее по пути восхождения от абстрактного к конкретному, философия переходит к описанию бытия, развитие которого превратило его уже в субстанцию-субъект. На этом этапе философия уже сталкивается с обществом, но пока рассматривает его на уровне отдельного человека как индивидуального субъекта практики и познания. Общество как целостная система здесь учитывается лишь как фактор познания отдельных людей – исходных элементов общества. Именно в этом разделе философия непосредственно анализирует соотношение бытия и мышления и разделяется на материализм и идеализм. Объектная диалектика перерастает здесь в субъектную и разделяется на идеалистическую и материалистическую диалектику. Обобщение всей истории человеческого познания, опирающегося на материальную, практическую деятельность людей, на наиболее достоверные данные науки, убеждает в истинности материализма и материалистической диалектики, обосновывающих вывод, что мир в целом, бытие вообще есть не просто диалектически развивающийся процесс, но именно движущаяся и развивающаяся материя, поднявшаяся с возникновением человека и общества до осознания себя в качестве самоотражающейся, чувствующей и мыслящей субстанции-субъекта. Основной вывод в гносеологии: мир един в его материальности, а в целом теория диалектики совпадает с теорией материализма, утверждая в итоге, что единство мира состоит и в его саморазвитии, и в его материальности.

Учение о человеке, его труде, сознании и познании перерастает, в свою очередь, в учение об обществе и человеке в их целостном бытии, в совокупности всех общественных отношений. Соотношение материи и сознания здесь раскрывается более конкретно как соотношение общественного бытия и общественного сознания, а материализм в понимании природы перерастает в материалистическое понимание общества. Благодаря этому философский материализм превращается действительно в общее учение, охватывающее не только природу, но и общество. Делая вывод об определяющей роли общественного бытия по отношению к общественному сознанию, материализм становится не только более широким по сфере своего действия, но и более глубоким, вскрывающим всю сложность взаимоотношения материи и сознания.

Предлагаемый подход позволяет представить диалектику в полном объеме ее содержания, отражая в ее теории обязательно и философское понимание общества, без чего не может быть и речи о марксистской диалектике.

Между тем, почему-то обычно размышления о теории диалектики игнорируют философское учение об обществе. Это большая ошибка, противоречащая мировоззренческой сути философии и диалектическому пониманию развивающегося всеобщего, поднимающегося с уровня природного бытия до общественного, проходящего путь развития от субстанции-объекта (природы) до субстанции-субъекта (человека и человеческого общества). Автор давно убедится в этой истине. Сошлемся при этом на замечание В.И. Ленина о том, что в разделе «Понятие» «Логики» Гегеля просматриваются в зародышевом виде темы исторического материализма. Об этом же писал и В.Ф. Асмус: «Раздел «Понятие» в «Логике» Гегеля есть «имплицитное» изображение и предвосхищение системы «Философии духа», а в «Философии духа» — так же, как в еще ранее написанной «Феноменологии духа» — мы находим предварение категорий «Философии истории».

Категории объектной диалектики обязательно должны быть дополнены категориями субъектной диалектики, причем отражающими как объективно-реальную, материальную сторону жизнедеятельности людей (как отдельных, так и человечества в целом), так и субъективную, духовно-идеальную ее сторону, связанную с определенной, пусть и относительной, ограниченной самостоятельностью человеческого духовного мира. В этой области уже отчетливо проявляются особенности терминов и выражаемых ими категорий (понятий) субъектного, субъективного и объективного. Продолжая сказанное, можно ряд категорий (понятий) субъектной диалектики начать с объекта и субъекта, природы и общества, человека и природы, человека и общества, приспособительной деятельности животных и трудовой деятельности человека, отражения как общего атрибута материи и мышления как высшей формы отражения, материи и сознания, материального и идеального, объективного и субъективного, материального и духовного производства, познания и практики, производительных сил и производственных отношений, способа производства и общественно-экономической формации, базиса и надстройки, экономики и политики, науки и идеологии, общественного бытия и общественного сознания. Более знающие специалисты-обществоведы пополнят и уточнят этот набор категорий – понятий и последовательность их рассмотрения в целостной теоретической системе диалектики как центральной философской науки.

Представленный вариант теории диалектики четко выражает логику синтеза диалектики и материализма и логику распространения материализма (уже диалектического) с познания природы на познание общества, обеспечивая выполнение поставленной главной задачи.

Не повторяя сказанное в опубликованных книгах автора, далее приведем новый материал, относящийся ко второй части теории диалектики – к субъектной диалектике.

Очерк 2

Гегелевская субъективная логика и ее переосмысление

с позиций материалистической диалектики

Третья часть «Науки логики» Гегеля называется «Субъективная логика или учение о понятии». В предисловии отмечается, что в первых двух частях (о бытии и сущности) рассматривались более широкие логические предметы, чем в учении о понятии, которое оценивается здесь как познание истины, «вопроса о ценности вещей, взглядов и поступков, который ставит религия». Уже это наталкивает на мысль о том, что данная часть «Науки логики» посвящена вопросам жизни человека (естественно, и общества). Далее читаем, что «понятие следует рассматривать не только как субъективную предпосылку, но и как абсолютную основу», причем оно «может быть таковой, лишь поскольку оно сделало себя основой». Бытие и сущность суть моменты становления понятия, «в которое они погрузились и в котором они содержатся», Бытие, сущность и понятие у Гегеля – этапы развития всеобщего, субстанции, а не только философии, человеческого познания. Гегель сам подчеркивает особый смысл понятия, которое здесь используется. Наряду с этим он применяет термин «понятие» и в самом обычном смысле – как форму человеческого мышления.

Показательны последние слова 2-го тома «Науки логики»: «Понятие – царство субъективности и свободы». В 3-ем томе эта характеристика понятия усиливается и конкретизируется: «понятие есть истина субстанции, и так как необходимость – это определенный способ отношения субстанции, то свобода оказывается истиной необходимости и способом отношения понятия». «Понятие, достигшее такого существования, которое само свободно, есть не что иное, как Я или чистое самосознание». Далее прямо указывается, что понятие есть индивидуальная личность, субъект. «Жизнь, или органическая природа, есть та ступень природы, на которой выступает понятие, но как слепое, не постигающее само себя, т.е. не мыслящее понятие; как мыслящее оно присуще лишь духу» (здесь в смысле человеку).э И еще: «понятие есть форма абсолютного, которая выше бытия и сущности». А теперь, кажется, последнее: «Жизнь Я, дух, абсолютное понятие – всеобщности в смысле высших родов». Ясно, что все это ступени развития всеобщего, а абсолютное понятие – это уже как абсолютная идея.

В разделе «Субъективность» Гегель показывает диалектическое содержание в различных видах понятий, суждений и умозаключений, описываемых обычной (классической, формальной) логикой. Можно сказать, что здесь он рассмотрел диалектические вопросы формальной логики, раскрывая постоянно различные аспекты единства всеобщего, особенного и единичного, подчеркивая не внешнее их сосуществование, а внутреннее нахождение друг в друге как в своем собственном инобытии. При этом уточняется понимание рассудка и разума, абстрактно-всеобщего и конкретно-всеобщего. В частности, делается вывод: «Низшие из всех возможных представлений о всеобщем в его соотношении с единичным – это представление о внешнем отношении всеобщего как чего-то только общего (и одинакового – Е.С.) многим». Во всех отдельных вещах единичность связана через особенность с всеобщим.

В разделах «Объективность» и «Идея» Гегель рассуждает о механизме, химизме, телеологии (цели и целесообразности), о жизни (вернее об идее жизни) и идее познания и абсолютной идее как предмете и содержании философии, об искусстве и религии, то есть говоря на марксистском языке, о формах общественного сознания, заключая все изложение характеристикой метода как объективной, имманентной формы познания всеобщего и абсолютного. Согласно этому методу «недостаточность начала (исходного определения всеобщего – Е.С.) должна заключаться в его непосредственности, наделенной импульсом к дальнейшему движению». «Поэтому движение вперед не есть что-то лишнее; оно было бы таковым, если бы то, с чего начинают, уже было поистине абсолютным; движение вперед состоит скорее в том, что всеобщее определяет само себя и есть всеобщее для себя, т.е. точно так же есть единичное и субъект. Лишь в своем завершении оно абсолютное».

Самое рациональное, истинное у Гегеля, конечно, идея развития, которую он вопреки объективной истины пытался подчинить не идее как живой человеческой мысли, а надуманной, ложной так называемой «абсолютной» идее. Кстати, Гегель на полном серьезе заменял природу на идею природы, жизнь на идею жизни, познание на идею познания, а человека в качестве субъекта он вообще не называл, попросту обходился без этого слова (как и без общества), вместо человека говоря о понятии или о самосознании, что и отмечено было в свое время Марксом.

В рассуждениях Гегеля о механизме, химизме и живой природе отразились эволюционные мысли современной ему натурфилософии, последовательно переработанные несколько позднее Ф. Энгельсом уже с более надежных позиций новых знаний естествознания XIX века в классификации механической, физической, химической, биологической и социальной (общественной) форм движения и материи. В течение же ХХ в. и начала XXI в. человечество намного конкретнее узнало о планете Земля, о ходе ее эволюции под воздействием как внутренних ее процессов, так и под воздействием ближнего и дальнего космоса, о развитии земной макросреды от простейших физико-химических систем к живым организмам, а далее, в конце концов, к человеку, ближайшим животным предком которого был австралопитек. В ходе эволюции живой природы совершенствовалась не только морфология животных, но и их поведение в окружающей среде, взаимодействие друг с другом и деятельность с предметами природы. В результате примерно 2 млн лет назад появились первые виды человека, а 100 тысяч лет назад – вид Homosapiens – человек разумный, способный использовать не только готовые предметы природы, но и создавать искусственные орудия труда – принципиально нового вида деятельности, недоступного животным, овладевшим различными видами прототипов труда, но не самим трудом. Это очень важно иметь в виду. Труд и человек неразрывно взаимосвязаны. Причем связь между ними такова, что одинаково правильно сказать, что труд создал человека и что человек создал труд. В этом едином процессе было создано и общество. В итоге, как писал Ф. Энгельс, возникли вместе и готовый человек, и готовый труд, и готовое общество. В этом процессе возникло и полноценное человеческое мышление вместе с языком, речью. Психика животных и наше мышление, сознание в целом являются качественно различными формами отражения – одного из атрибутов, всеобщих свойств материи. Абстрактно-логическое мышление – это внутренняя основа человеческого сознания, а материальная практика – внешняя основа его. Важнейшей функцией мышления является познание мира, постижение истинного знания о нем или, кратко, истины, окончательным критерием которой выступает практика во всем ее историческом осуществлении.

Человек, труд, отражение материи, психика и мышление, сознание, познание, знание, истина, практика – это и есть основные категории второго раздела теории марксистской (материалистической) диалектики, представляющего начало субъектной диалектики. Важнейшими категориями этого раздела выступают и понятия материального и идеального, возникающие как момент соотношения материи и сознания. Названные категории относятся, конечно, и к третьему разделу теории диалектики в марксистском ее понимании, в котором рассматриваются вопросы, относящиеся к обществу в целом, и в котором появляются новые важные категории: общество, материальное производство, производительные силы, производственные отношения, социальные, политические, духовные отношения (сферы общественной жизни), базис, надстройка, общественное бытие и общественное сознание, обобщающие перечисленные до них понятия. Это самые основные понятия исторического материализма, без которых невозможно раскрыть общедиалектическую сущность общественной жизни. И, конечно, об общественном сознании невозможно говорить без анализа (хотя бы в самом общем виде) отдельных его форм – искусства, религии, науки, философии, особенно последней. В начале же субъектной диалектики (во втором разделе всей теории диалектики) рассматриваются вопросы, относящиеся к человеку прежде всего как индивидуальному субъекту познания и практики.

Очерк 3

Идеальное и материальное.

О трактовке идеального Э.В. Ильенковым[43]

Возникающее на уровне абстрактно-понятийного мышления знание означает также возникновение и идеального. Идеальное – это бытие предметов в сознании человекаТолько на этом уровне отражение становится в полной мере субъективным образом объективной реальности. На чувственном уровне оно фактически выполняет функции образа отражаемой действительности, но не противопоставляется ей именно в этом качестве; здесь еще нет различения субъекта и объекта; идеальное бытие так относится к его реальному, материальному бытию, как относится идея предмета к самому предмету. Существование идеи предмета в сознании (обычно говорят «в голове») человека вовсе еще не означает реального существования самого предмета, хотя как идея, как мысленный образ он уже существует (но лишь в сознании). Такое существование предмета и обозначается словами «идеальное бытие предмета». Осознание этого отраженного бытия, его принципиального отличия от собственного бытия предметов достигается человеком с помощью понятий идеального и материального.

Разработке проблемы идеального много внимания и сил уделял Э.В. Ильенков.

В статье «Диалектика идеального» Э.В. Ильенков пишет: «Объективность «идеальной формы» - это, увы, не горячечный бред Платона и Гегеля, а совершенно бесспорный, очевиднейший … упрямый факт …». Этот факт выглядит так: «налицо объективная, несмотря на свою очевидную бестелесность, форма движения физически осязаемых тел. Бестелесная форма, управляющая судьбами вполне телесных форм, определяющая быть им или не быть. Форма как некая бесплотная. Однако всесильная «душа» вещей. Форма. Сохраняющая себя в самых различных телесных воплощениях и не совпадающая ни с одним из них».

Вслед за Платоном и Гегелем Э.В. Ильенков называет «идеальной формой» не что иное, как общие, даже всеобщиеформы движения физически осязаемых тел, т.е. общие, всеобщие законы движения материи, которым подчиняется все существующее и действие которых проявляется во всех «телесных воплощениях». Налицо прямое отождествление идеального с всеобщим, которое в действительности совпадает со всем объективно-реальным, материальным миром, а его всеобщие атрибуты – формы или законы, всеобщие, устойчивые, вечно сохраняющиеся отношения материальных тел, неотъемлемые от материи, от века присущие ей стороны, важнейшие условия ее существования, отражаются сознанием человека в виде законов науки, диалектики в том числе, в виде системы отношений категорий. Вот эти категории и являются идеальной, мысленной формой, отражающей и выражающей на человеческом языке объективные общие и всеобщие формы бытия материи. Об этом и надо говорить, а не об объективности идеальных форм, чтобы не запутывать читателей. Чуть ниже Э.В. Ильенков так и напишет о различии материальных форм отношений между людьми и «идеального выражения этих отношений в формах их сознательной целесообразной воли, т. есть в виде … устойчивых идеальных образований».

Отметим еще один факт. Есть у Э.В. Ильенкова следующее суждение. «То, что исторически устоявшиеся стереотипы общественного сознания со стихийной силой навязываются – как извне действующая сила – индивидуальному сознанию и активно формируют это личное сознание по своему образу и подобию, еще никак не делает их материальнымиформами общественного бытия. Они были и остаются формами общественного сознания – то есть всецело идеальными формами». Приведя эту совершенно правильную, на наш взгляд, мысль, М.А. Лифшиц тоже вполне справедливо заметил: «Но если идеальное тождественно с сознанием (пусть это будет общественное сознание – все равно), то не понятно, чем это отличается от распространенного взгляда на идеальное». Причем М.А. Лифшиц здесь же выражает согласие именно с оригинальной ильенковской концепцией идеального.

Идеальное, связанное с различением материализма и идеализма, - производное от идеи, мысли. А М.А. Лифшиц стал обсуждать в конце жизни идеальное в другом смысле – производном от идеала как предела совершенства. Это не синоним, а скорее омоним гносеологического идеального. М.А. Лифшиц – видный специалист по эстетике, не случайно, что он увлекся эстетическим понятием идеального, означающим совершенное как в природе, так и в человеческой жизни, как в материальном мире, так и в духовной сфере общества, но он без всякого обсуждения отождествляет указанные два значения идеального, что затрудняет восприятие его текста. Предложенная М.А. Лифшицем тема заслуживает отдельного самостоятельного рассмотрения. Он обращает внимание на наличие в немецком языке различных терминов Ideal и Ideell. «Так получилось, что в русской марксистской литературе Марксов Ideell переводится как “идеальное», а имеется в виду идеи нашей головы, нечто умственное, относящееся к сознанию». Продолжая размышление, М.А. Лифшиц здесь же пишет, что содержание человеческой мысли «может быть как идеальным, так и совсем не идеальным» в смысле соответствующим или не соответствующим идеалу, истинным или не истинным. Затрагивает он и вопрос о гегелевском понимании истины не как соответствия понятия своему предмету, а, наоборот, как соответствия предмета своему понятию. Например, дурной, плохой человек – не истинный человек, он не соответствует понятию человека. Думается, если перевести мысль Гегеля с идеалистического на материалистический язык, то надо сказать, что одни люди больше соответствуют общей сущности человека, а другие – меньше. Как видим, вопросов возникает много. Ясно, что их надо обсуждать специально. К тому же М.А. Лифшиц не завершил указанную работу.

В заключение общего обсуждения проблемы идеального надо подчеркнуть теснейшую, просто неразрывную взаимосвязь категорий материального и идеального с категориями материи и сознания, с основным вопросом философии об их соотношении. Идеальное есть инобытие именно материи и именно в сознании человека, а не в чем-либо ином. Идеальное не есть всякое инобытие всякого объекта в любом другом объекте. Идеальное и материальное обозначают не вообще противоположные стороны бытия (бытие и инобытие, просто одно и просто другое), а именно гносеологическую противоположность материи и сознания. Идеальное – это не сама по себе объективная реальность (во всей своей полноте и целостности или в какой-то своей части, или более-менее одностороннем проявлении), а более-менее адекватное (истинное) отражение объективной реальности (материи) в сознании человека (других форм сознания мы пока не знаем). Инобытие одного в другом – чисто онтологическая категория, она, конечно, более общая, чем категория идеального, но и более абстрактная, в смысле менее содержательная. Подмена идеального абстрактным инобытием одного в другом – это уход от решения основного вопроса философии, от выбора между материализмом и идеализмом, это внесение путаницы в решение данного вопроса.

В конце главы об идеальном представляется уместным сказать следующее. Э.В. Ильенков был яркой личностью. Он высказал важные для теории диалектики теоретико-методологические мысли, но односторонне гносеологическое толкование предмета философии, увлечение платоновским учением об объективных идеях в итоге привели к тому, что свои богатые задатки он использовал не для разработки целостной теории диалектики, а для создания весьма сложной и противоречивой (не в диалектическом, а в формально-логическом смысле) концепции идеального. Конечно, и в связи с нею он высказал интересные мысли, но в целом эта концепция является надуманной и несостоятельной. И это не просто мнение на уровне «кажется», «как представляется», а аргументированный результат специального анализа содержания и изложения ильенковской трактовки идеального. Думается, данный исторический эпизод ярко показывает, насколько важна в науке мировоззренческая основа мышления исследователя. Формально-логическая непоследовательность в изложении Э.В. Ильенковым своей трактовки идеального свидетельствует о том, что он не довел свое понимание идеального до окончательного выбора между материализмом и идеализмом. Похоже, что он все-таки пытался удержаться на материалистической позиции. Пытался, но реально все-таки не удержался. Так или иначе, но споры вокруг его работ продолжаются до сих пор, хотя после его гибели прошло уже почти сорок лет

Очерк 4

Идеальное и математика

После утверждения объективности «идеальных форм», с которыми имеют дело философы (Платон, Гегель …) и которые на самом деле являются объективными всеобщими формами (законами) существования материи, Э.В. Ильенков переходит к проблеме «так называемых «идеальных, или абстрактных, объектов» математического знания». При этом он отмечает широкое распространение «утверждения, что современная математика, в отличие от математики прошлых эпох, вообще именно (и только) «идеальное» (мир «идеальных объектов») и исследует, что «идеальное» и есть ее единственный и специфический предмет». Приведенное утверждение справедливо по отношению к современной теоретическойчистой математике, но ведь есть еще прикладная математика, связывающая всю математику с действительностью, объективной реальностью. Ниже мы еще вернемся к этому, а сейчас надо обратить внимание на очень своеобразную трактовку Э.В. Ильенковым того, что означает изучение математикой абстрактных или идеальных объектов. Он пишет: «если верно то, что современная математика изучает «идеальные объекты», которые, по вашему собственному заявлению, находятся в сознании, и нигде иначе, то вывод следует уже автоматически: современная математика исследует лишь события. Протекающие в сознании, лишь в человеческой голове, а никак не реальный, вне сознания и вне головы существующий мир». Эта концовка абзаца, а вот его начало, где знаменитый и коварный полемист уже явно отождествляет тезис «идеальное есть то (и только то), что находится в сознании, в голове человека» с тезисом «идеальное есть некоторый чисто психологический или психофизиологический, ментальный феномен»(выделено мною – Е.С.) Неужели не видно, что здесь допущено ложное отождествление, что содержание тезисов разное?

Во-первых, лучше точнее говорить, что идеальные объекты существуют не в голове, а в сознании человека, в его содержании. Сознание человека включает в себя в пределе весь мир (точнее знание о мире), но мир, конечно, не находится в голове человека, и знания, мысли о мире тоже никто из хирургов, оперировавших мозг даже самых гениальных людей, не обнаруживал в мозгу человека, хотя ясно, что без человеческой головы, без головного мозга никакого сознания, никаких мыслей вообще не бывает. Психофизиологические феномены, которые Э.В. Ильенков издевательски по отношению к оппонентам отождествляет с сознанием в приведенном выше пассаже, даже не часть, не момент сознания, а скорее его внешняя, материальная основа, к которой сознание, конечно, не сводится при всей ее необходимости для самого существования сознания. И не только математики, все вообще теоретики и даже все исследователи-экспериментаторы, кроме специалистов в области психофизиологии, совсем не интересуются этими феноменами. Но никто из них не может обойтись без изучения той части идеального содержания сознания, которая относится к их специальности.

Э.В. Ильенков считал, что только с помощью его трактовки идеального можно объяснить и понять специфику математического мышления, правда, не опираясь при этом на сколько-нибудь конкретный и специальный анализ этой специфики, ограничиваясь, как сказано выше, несколькими броскими и неточными фразами.

Советские и современные российские математики и философы много внимания уделяли и уделяют философско-методологическим и историческим проблемам математики. Существует серьезная литература по этим вопросам, достаточно детальный анализ предмета и методов математики, ее разветвленной структуры, взаимосвязи различных математических дисциплин, закономерностей исторического развития математики и т.д. Для нашей темы особенно важен анализ взаимосвязи чистой, теоретической математики и прикладной математики, теснейшим образом взаимодействующей с физикой, кибернетикой, синергетикой, техническими науками и через них с действительностью, с материальной практикой.

На наш взгляд, и современная математика при всем ее своеобразии вполне согласуется с традиционным математическим пониманием идеального.

С помощью методов математики были сделаны важные предсказания в астрономии и многих разделах физики. Математика помогла физикам создать сначала математический аппарат квантовой механики, физический смысл понятий и уравнений которой был раскрыт уже позже. С учетом этого и многого другого законно следующее размышление. «Могла бы математика быть действенным орудием развития производства и других наук, если бы ее понятия и законы не были отражениями свойств и отношений объектов и процессов реального мира? Нет, не могла бы.» Этот неоспоримый факт превосходно учитывали все сторонники материалистического миропонимания и неоднократно ссылались на него в борьбе против идеалистического истолкования предмета математики».

Интереснейший факт ярко описал и высоко оценил В.М. Тихомиров. «Математические корни специальной теории относительности были вскрыты выдающимся немецким математиком Германом Минковским. Им была объяснена связь специальной теории относительности с геометрией Лобачевского … Это было вдохновляющим событием для математиков: теория, казавшаяся абсурдной заумью, вдруг легла в основание механики Мироздания. Так счастливо завершилась драма, в которой великий Гаусс остановил перо, боясь быть непонятым, Бойаи сошел с ума, а наш гений – Н.И. Лобачевский – умер осмеянным и непонятым.

А через десять лет Эйнштейн создает общую теорию относительности, где рушит представление о «плоском» мире. Геометрия Мира оказывается искривленной, а его кривизна связана с тяготением. Эйнштейн пользовался для построения теории новейшими исследованиями геометров итальянской школы.

Это повлекло за собой интенсивнейшее развитие геометрии и топологии в двадцатые и тридцатые годы».

Для математики характерно наличие целого ряда ступеней абстракции и образование новых понятий, новых математических объектов на базе уже сложившихся. Поэтому возникнув вначале как наука о количественных отношениях и пространственных формах реального мира, она в части теоретического своего раздела превратилась в науку вообще о логически возможных (допускаемых теорией логики) количественных отношениях, а в пределе даже в науку об отношениях вообще. Забывая процесс абстрагирования, отвлечения этих отношений, в конечном счете, от материальных объектов, легко сделать вывод, что математические абстракции изначально, по своей объективной природе существуют как самостоятельные идеальные реальности. Социальные условия классово неоднородного общества, в котором представители привилегированных классов имеют преимущественные возможности для интеллектуальной и управленческой деятельности в обществе, закрепляют гносеологические причины возникновения идеализма. В итоге в большинстве современных стран идеалистические философские представления и религиозные взгляды остаются господствующими, широко распространенными, в том числе и среди ученых.

Еще Ф. Энгельс писал о том, что в целях специального изучения количественные отношения и пространственные формы сначала отделяют от их содержания и самих материальных объектов и рассматривают мысленно эти отношения и формы как самостоятельно существующие, а потом забывают о том, что в чистом виде эти отношения и формы существуют самостоятельно, сами по себе только для нашей мысли, только в мысли, и начинают представлять их как существующие в таком чистом виде (без содержания и материальных объектов) «как нечто самостоятельное, как явившиеся извне законы, с которыми мир должен сообразоваться».

На самом же деле количественные отношения как очень общие отношения существуют в самом объективном мире, но как неразрывно связанные с самими материальными объектами, их взаимодействиями и изменениями. В чистом виде, в качестве пустых форм, лишенных содержания, в полном отрыве от материальных объектов, повторяем, общие отношения (не только количественные), общие законы, общие категории возникают в мышлении ученых, создаются мышлением как абстракции, как эффективные познавательные средства, а главное, как отражение в человеческом сознании объективных отношений, объективных форм, законов существования, изменения и развития материи. Эти правильные абстракции и являются идеальными, а вовсе не сами объективные общие законы, как придумал Э.В. Ильенков. А именно в связи с этим он и набросился с негодованием на математические абстрактные, идеальные объекты, которые являются таковыми в рациональном, классическом смысле, поскольку являются продуктами абстрагирующей мысли. Продуктами мыслительными, мысленными, в некоторых случаях по своему познавательному содержанию очень далекими от объективной реальности, но в связи с другими абстракциями, более близкими к объективной реальности, оказывающимися очень полезным средством познания уже самой этой объективной реальности. Н.И. Лобачевский, например, создавал свою геометрию просто как воображаемую, а через несколько десятилетий она нашла практическое применение в качестве математической основы специальной теории относительности А. Эйнштейна.

Очень важным является следующий познавательный факт: «При этом чем более абстрактными и общими становятся понятия и теории математики, тем успешнее они используются в приложениях математики. Наглядным тому свидетельством являются современные абстрактные теории и методы математики, с помощью которых стало возможным решать не только проблемы астрономии, физики и химии, но и биологии и частично социальных наук». И здесь же автор этих слов Г.И. Рузавин приводит мысль В.И. Ленина из его «Философских тетрадей»: «Мышление, восходя от конкретного к абстрактному, не отходит – если оно правильное … от истины, а подходит к ней».

Исходные абстракции математических теорий создаются независимо от опытных, эмпирических данных, но не по произволу теоретиков, а по строгим правилам, требованиям, которыми они вынуждены руководствоваться. Для усиления надежности доказательств потребовалось формализовать сам этот процесс, представить его в виде последовательности формул, вытекающих из предыдущих по точно установленным правилам логического вывода. «Строгое доказательство основывается только на явно сформулированных аксиомах и правилах логического вывода: никакие ссылки на интуицию, наглядность чертежа и тому подобные нелогические факторы не допускаются».

Важнейшую роль в математическом познании играет критерий непротиворечивости, запрещающий логические противоречия в системе доказательства. Это требование вытекает из того, что только непротиворечивые системы аксиом могут иметь правильные интерпретации и поэтому могут быть использованы для познания действительности. Имеет значение и требование независимости аксиом. В отличие от теоретической математики прикладная математика в конечном счете стремится удовлетворить запросы практики. Она занимается построением, исследованием и оценкой математических моделей и использованием математических экспериментов.

Наивно думать, что аксиомы и другие исходные положения теорий выбираются совершенно свободно, без всякого обоснования. Неправильны и утверждения об очевидной истинности аксиом. «Аксиомы (принципы) каждой математической теории описывают наиболее общие и существенные свойства и взаимосвязи объектов, изучаемых в этих теориях». Именно благодаря этому они имеют определяющее значение для создания, развития и использования соответствующих теорий. Далее, внутри данной теории аксиомы логически недоказуемы, но «это не значит, что вопрос об их истинности остается открытым. Истинность и достаточная точность аксиом устанавливается всей практикой математического познания и его приложений («моделирование», проверка с помощью других наук и техники и т.п.)».

Полагаем, что для цели общего рассмотрения проблемы идеального в связи с математикой сказанного достаточно. Остается добавить, что в тех работах о взаимосвязи математики и философии, с которыми автору удалось познакомиться, ильенковская концепция идеального не используется и не обсуждается.

Очерк 5

Расширенное понимание общественного бытия[65]

В настоящее время отдельные авторы, даже исследующие общество в русле исторического материализма, начинают отказываться от признания производственных отношений материальными. Дело в том, что в ХХ в. существенно возросло регулирующее и даже сознательно запланированное воздействие государств (в первую очередь социалистических, а вслед за ними и капиталистических) на развитие как производительных сил, так непосредственно и производственных отношений общества.

Мысль о сознательном управлении экономическими процессами, в том числе построением или разрушением производственных отношений становится все более распространенной и убедительной. М.Н. Перфильев в конце ХХ века писал об этом так. «Общественные отношения применительно к современным условиям, прежде всего и в полной мере при социализме есть общественная связь, опосредованная общественным сознанием, т.е. проходящая при своем развитии через сознание людей», имея при этом в виду «материальные отношения – экологические, которые в настоящее время можно выделить как отдельный вид, традиционные экономические и … социальные, связанные с воспроизводством людей». Социальное в данном случае понимается не в широком плане, как все общественное, отличное от природы, а в узком смысле, в котором социальным отношениям соответствует «обширная разносторонняя деятельность, которая протекает не в сфере материального производства …, а вне его». Они «материальны в ряде своих связей, производят (воспроизводят) человека, имеют самостоятельное значение, выступают наряду с экономическими». В более поздней работе М.Н. Перфильев писал: «Каждый вид общественных отношений имеет присущую ему особенность осознания и последующего действия. Это во многом определяется взаимосвязью прошлых и настоящих норм общения и сфер общения. Тем не менее, общая тенденция применительно ко всем видам общественных отношений остается – общественные отношения складываются, проходя через сознание людей». Как видим, указанное обстоятельство не связывается М.Н. Перфильевым с отрицанием материальности экономических, экологических и социальных (в узком смысле) отношений.

Постоянно, широко и убедительно пишет о сознательном управлении развитием экономических отношений и даже о проектировании этого процесса А.И. Фурсов, подчеркивая, что это происходит уже давно, фактически на протяжении всего существования капитализма и не только внутри отдельных государств, но и на наднациональном, надгосударственном уровне, причем при отсутствии так называемого мирового правительства, через сеть различных закрытых или тайных организаций (структур). И, как подчеркивает, А.И. Фурсов, произошло это и происходит «в соответствии с законами развития капитализма и его логикой». Он утверждает: «Капитализм, несмотря на всю якобы стихийность рынка, значительно преувеличенную и мифологизированную (даже так называемый «mid-Victorianmarket» 1850-х – 1870-х годов – это не более, чем регулируемый социальный институт, просто регулировка неплохо камуфлировалась) – это проект». «Без понимания того великого эволюционного перелома, который произошел в середине XVIII в., мы не поймем ни сути капитализма, ни прошлого, ни современных проблем, когда на повестке дня КС (конспирологических структур – Е.С.) стоит демонтаж капитализма. Не поймем – и в результате проиграем Большую Историческую Игру, призом в которой являются достойные жизнь и место под солнцем в посткапиталистическом мире». В ряде работ А.И. Фурсов анализирует проектно-конструкторский этап в истории Европы и мира и роль в нем КС, среди которых и наиболее известные современные Бильдербергский клуб, созданный в 1954 г., Римский клуб (1968) и Трехсторонняя комиссия (1973).

Хотя А.И. Фурсов прямо не обсуждает вопрос о материальности или нематериальности производственных отношений, его анализ длительного исторического процесса подтверждает, на наш взгляд, то, что эти отношения как были ранее, так и сейчас остаются материальными, существующими вне нашего сознания и развивающимися по своим объективным законам, требования которых необходимо выполнять для достижения желаемых целей.

Все в обществе создается с участием сознания. Но не все созданное людьми существует после своего создания вне и независимо от сознания, подчиняясь своим собственным, объективным законам, неподвластным сознанию, которое может только считаться с ними, но не отменять их. Да, на уровне современного развития производства, науки и средств управления, включая средства массовой информации, государство способно все больше направлять развитие производственных отношений. Но от этого они не перестают быть материальными, подчиняющимися объективным законам материального производства, как не перестают быть материальными технические сооружения (здания, мосты, машины и т.п.), хотя они тоже созданы людьми с участием их сознания, пройдя путь от мысленной идеи до рукотворной материальной системы, действующей уже по не зависящим от человека и его сознания объективным законам.

Активный сторонник расширенного понимания общественного бытия Ю.Г. Манышев напоминает слова К. Маркса о том, что идеологические отношения «коренятся в материальных жизненных отношениях» и не «могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа».

По поводу мысли И.В. Сталина: «Надстройка – это политические, правовые, религиозные, художественные взгляды общества и соответствующие им политические, правовые и другие учреждения» - Ю.Г. Манышев справедливо, на наш взгляд, замечает: «Тут содержится один из источников определения надстройки как только идеального, духовного творения людей». Думается, что сталинское утверждение не совпадает (во всяком случае полностью) с высказыванием К. Маркса о материальных жизненных корнях идеологических отношений. Вектор движения мысли И.В. Сталина в данном случае прямо противоположен вектору движения мысли К. Маркса. Что же мы должны вернуться к договорной «теории» Гоббса о том, что кто-то с кем-то решили договориться покончить с войной всех против всех и установили государство как управление по определенным правилам? По каким правилам? По правилам подчинения управляемых управителям. А кто это такие, как они разделились? А так, что возникло разделение труда, вплоть до разделения физического и умственного труда вместе с возникновением частной собственности, с разделением людей на богатых и бедных, на эксплуататоров и эксплуатируемых, т.е. с возникновением противоположных по своему положению в обществе и по своим интересам социальных классов и т.д. и т.п. Отсюда и разделение людей разных классов по взглядам, по содержанию мыслей.

В естественноисторическом процессе перехода от первобытнообщинного общества к первому раннеклассовому обществу, названному Марксом «азиатским» (но оно имело место и в древней Африке, и в Мезоамерике, Срединной Америке) возникло и раннее государство. И произошло это хотя и при участии сознания людей того времени, но отнюдь не по воле сознания, не как производное от сознания, а независимо от него. И как пишет автор интересной книги: «Именно государство стало играть решающую роль во всех сферах общественной, в том числе и экономической жизни. Вследствие этого произошло всеобщее огосударствление экономики». На другой странице читаем про «ключевую роль огосударствления экономики, вне которого понять ее сущность невозможно». Н.В. Сычев пишет, что появившаяся государственная власть представляла особый политико-экономический феномен. «Ее основой являлась государственная собственность на основное средство производства – землю, вне которой не могло бы закрепиться и воспроизводиться самодовлеющее положение этой власти». Соответственно экономику первого антагонистического общества Н.В. Сычев четко и определенно характеризует как древнегосударственную экономику, выделяя в ней три экономических уклада: государственно-деспотический, частно-аристократический и общинно-частный. Это и есть азиатский способ производства, ведущая роль в котором принадлежит первому из них.

Патриарх советской и российской политэкономии В.Н. Черковец еще в 1963 г. подчеркнул, что государство нельзя отождествлять только с политическим аппаратом управления. Наряду с этим оно все больше становится экономическим центром, представляющим специфические экономические отношения социализма. С учетом данной стороны деятельности государства можно частично согласиться, пишет В.Н. Черковец, с положением о «погружении государства в базис», т.е. в экономику, выдвинутым Н.И. Бухариным в 1920 г. Разделение В.Н. Черковцом указанных двух сторон государства подкрепляет точку зрения ряда отечественных философов, которые частично, в первую очередь с экономической стороны деятельности государства, относят его к общественному бытию, не соглашаясь с отождествлением его с идеальной, духовной частью надстройки. Разделение базиса и надстройки не совпадают с разделением общественного бытия и сознания, материального и идеального в обществе. Сказанное усиливает понимание фундаментальной роли государства в жизни общества, подчеркивает необходимость более надежного и эффективного устройства государства, установления действенного, реального контроля обществом деятельности руководящих органов и лидеров государства, не допускающего саму возможность появления среди них людей типа Горбачева и Ельцина, возглавивших процесс разрушения советского государства и первого в мире социалистического общества.

Расширенное и вместе с тем уточненное понимание общественного бытия в какой-то степени можно считать возвратом к исходным положениям К. Маркса и Ф. Энгельса об общественном бытии. «Сознание … никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием …, а бытие людей есть реальный процесс их жизни … Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание». Еще один вариант данной мысли: «вместе с условиями жизни людей, с их общественными отношениями, с их общественным бытием изменяются также и их представления, взгляды и понятия, - одним словом, их сознание». В предисловии к «Критике политической экономии» К. Маркс говорит об общественном бытии и общественном сознании уже намного конкретнее. Надо иметь в виду, что понятие «общественное бытие» более определенное, чем «жизнь» («общественная жизнь»).

Очерк 6

Роль диалектики в познании мира

Объективно диалектика есть единство (как тождество, так и различие!) онтологии, гносеологии и логики как относительно самостоятельных ее частей и аспектов. И в этом качестве вся теория диалектики от начала и до конца выступает и как онтология, т.е. как теория бытия мира, причем развивающегося мира от природы к человеческому обществу с его практикой, познанием, эмпирическим и теоретическим мышлением человека, и как теория познания им всего этого мира, причем непосредственно и прежде всего философского, предельно обобщенного познания, и как логика философского мышления. И в этом смысле онтология, гносеология и логика будут обязательно и тождественны, и различны. Диалектика, с какой стороны ее ни рассматривать, не может сводиться только к одному тождеству или только к одному различию соотносящих сторон и частей единого и вместе с тем сложно организованного целого. Тем более, когда в качестве целого выступает не что либо иное, а вся объективная реальность, вся изменяющаяся, развивающаяся и мыслящая материя. Если же отказаться от познания философией мира в целом, то придется отказаться и от положения о материальности мира.

В статье «Бытие» А.П. Огурцов, как всегда по-умному многознающий автор, пишет: «В марксистской философии … подчеркивается многоуровневый характер бытия (органическая и неорганическая природа, биосфера, общественное бытие, бытие личности) … Марксизм отстаивает историческую концепцию социального бытия, видя в нем совокупную чувственную (прежде всего материальную) деятельность индивидов, социальных групп и классов. Бытие понимается как реальный процесс жизнедеятельности людей, как «… производство самой материальной жизни» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 3. С. 26)».

А.П. Огурцов, не акцентируя, последовательно реализует системный подход и к бытию вообще, и к социальному бытию, давая последнему собственно философское определение на основе исходных положений К. Маркса и Ф. Энгельса о сущности материалистического понимания общества.

Системно-диалектическое понимание всеобщего как категории, охватывающей мир в целом и как единое целое, позволяет философии развить свойственную всему человеческому мышлению и особенно научному мышлению способность к обобщению познаваемых явлений до предельного уровня – до охвата мыслью, мышлением всего существующего без исключения, т.е. мира в целом. Именно для этого философии и потребовалось выработать категорию всеобщего, понимаемого в первую очередь в качестве всеобщего бытия, а наряду с этим и в качестве всеобщих законов – необходимых, устойчивых, существенных отношений между явлениями, выражающих многообразные виды их взаимосвязей, обусловливающих единство бытия в смысле его целостности. В соответствии с диалектическим пониманием всеобщего основной вопрос философии об отношении сознания к материи должен расшифровываться как вопрос об отношении человеческого (и всякого возможного иного) сознания именно к миру в целом, который в диалектическом материализма понимается именно как вся изменяющаяся, развивающаяся материя. Далее надо осознать, что для ответа на вопрос об отношении сознания к материи надо раскрыть отношение к миру в целом, значит и к всеобщему, самих мыслящих людей и самого общества как целостной системы, являющихся подлинными субъектами мышления и сознания. В итоге предмет философии начинает выступать как вопрос об отношении человека и общества (целостной системы, созданной людьми в качестве необходимого способа своего существования) к всеобщему. Развернутый ответ на этот вопрос и дается в теории диалектики, отражающей в очень и очень опосредованном и обобщенном виде развитие всеобщего (всеобщего бытия) от природы к возникновению отдельных людей и далее к их переходу от стадного образа жизни к обществу, к общественной организации жизни. Это и составляет содержание трех основных разделов теории диалектики – о природе, индивидуальном человеке и обществе в целом. В развитии философского знания от первого из этих разделов к третьему и дается конкретизация общефилософской идеи единства мира.

Между мышлением и бытием есть и тождество, и различие. Соответственно онтология, гносеология и логика не абсолютно тождественны, между ними есть и различие. Мышление не существует без бытия и познания. Нельзя абсолютизировать не только мышление вообще, но и диалектическое мышление, диалектическую теорию в целом на любом этапе ее развития. Положение о единстве объективности, абсолютности и относительности истины характеризует все познание и мышление, в том числе и философское, значит и диалектику. Объективные законы (формы) бытия, материи отражаются наукой не одноразово и не в абсолютной полноте своего содержания, а лишь в длительном, практически бесконечном процессе познания, благодаря которому элементов объективного и абсолютного знания, точно отражающих в своих рамках действительность, становится все больше и больше, истина как знание все больше приближается к действительности, все полнее совпадает с ней, но никогда совпадет полностью с нею, ибо развивается и действительность, а вслед за нею и познание ее человеком. Но абсолютного тождества между тем и другим никогда не будет, относительность знания не искоренима полностью и окончательно.

Сторонники призыва покончить с онтологизацией диалектики (см. чуть выше) ликвидируют онтологию целиком и полностью под видом, что ее функции могут быть выполнены только логикой. К сожалению, в познании не избежать крайностей. А по содержанию они совпадают. Полное отождествление мышления и бытия, логики и онтологии оборачивается фактически запретом познания философией, конкретно диалектикой самого объективно-реального мира. Философии дается право на познание только мышления, в конечном счете, только философского мышления, предназначенного при изучении мышления (но не бытия!) разрабатывать познавательные средства и передавать их другим наукам. Не похоже ли это на методы учения плаванию, не полезая при этом в воду?

Приведем пример плодотворного сотрудничества философов и естествоиспытателей в познании природы. В 1964 г. видный советский философ и космолог Г. Наан писал о космологии, что она является учением «о Вселенной как целом и о всей охваченной астрономическими наблюдениями области Вселенной как части этого целого», будучи пограничной наукой «на стыке астрономии, физики и философии». Г. Наан отмечал и отрицательные моменты влияния определенных философских подходов на космологию. «Ряд существующих космологических концепций складывался под влиянием позитивизма. Это сказалось прежде всего в стремлении развивать космологию независимо от философии, в неосновательной претензии получить сразу и окончательно исчерпывающее решение вопроса о строении Вселенной в целом». Далее в статье Г. Наана отмечаются диалектические особенности Вселенной как мира в целом и ее познания космологией и философией. «Диалектика состоит здесь в том, что бесконечная (в пространстве – времени и по неисчерпаемости свойств) всеохватывающая Вселенная является единством и взаимопроникновением противоположностей: однородности и неоднородности, прерывного и непрерывного, единого и многообразного, конечного и бесконечного, симметричного и несимметричного, обратимого и необратимого. Познавая конечное, мы всегда познаем и какие-то черты бесконечного, по части можем делать некоторые выводы о целом, но не можем просто переносить свойства одного на другое. Проблемы современной космологии должны решаться общими усилиями астрономии, физики и философии. Советская наука имеет в этом отношении определенные успехи».

Великие мыслители Гегель и Маркс придавали большое значение тому, чтобы знать не только готовую истину, но и истинный процесс познания, достижения этой истины. Только конкретное исследование конкретных процессов познания конкретных объектов (материальных и идеальных, все равно) может быть эффективным способом развития и онтологии (учения о бытии изучаемых объектов вплоть до Вселенной, мира в целом), и гносеологии, и логики как специальных наук о познании и мышлении. Вот почему так важны работы ученых (как философов, так и специалистов других наук), в которых анализируется (и чем детальнее, тем ценнее) история и логика развития научного (а также и художественного) познания. И здесь будет как раз к месту напомнить ленинский призыв всемерно укреплять союз философов, естествоиспытателей и обществоведов.

Хватит пугать возвратом к науке наук, призванной командовать другими науками. Командуют не науки, а определенные группы людей, выступающих от имени науки, а точнее от определенных идей, направлений развития тех или иных наук (не только философии, но и сельскохозяйственной науки, агрономии, физиологии, ракетно-космических исследований и т.д.), а еще точнее группы людей, выступающих от имени государственной власти и ее чиновников … Образовательные программы, идущие от соответствующего министерства, сейчас вообще не упоминают, например, о диалектике. И ни в каких вузах (за некоторыми исключениями) студенты ничего не слышат о диалектике, кроме ругательств в ее адрес. А всякая мистика, замена рационального иррациональным, наоборот, поощряется. Изучение действительности, объективной реальности, т.е. онтологических проблем, особенно важных, относящихся к основам общественной жизни, к коренным мировоззренческим вопросам, где в явном виде сталкиваются научные и антинаучные подходы, за которыми зримо или незримо стоят определенные жизненные интересы, сейчас попросту не приветствуются. А в итоге почему-то распространенные учебные пособия для аспирантов по курсу «История и философия науки» сплошь напичканы позитивизмом (неопозитивизмом, постпозитивизмом), а отнюдь не диалектикой. Так кто же командует? Философия как «наука наук» или анти-философия? Позитивизм ведь в принципе отрицает философию как таковую во всяком случае подчиняет ее специальным, частным наукам, помещая жалкие остатки от философии между религией и наукой.

Диалектика как теоретическая основа философии – органическая, закономерная часть всей системы научного знания, в первую очередь теоретического научного знания, обобщающего эмпирические данные. А пределов обобщения нет. Это давно известно. И в данной работе об этом уже говорилось. Познание всеобщего и тем самым вечного и бесконечного мира в целом и как единого целого – необходимая и реальная задача науки. Исторически получилось так, что эта доля выпала на науку, получившую случайно название «философия», а в ее рамках – на долю диалектики. Заниматься исследованиями того, что же представляет собой весь мир в целом – это то же самое, что и решать вопрос: какова же самая общая, предельно общая, а одним словом – всеобщая сущность нас самих, как и всех остальных несомненных явлений, среди которых и мы сами. И это реальная, не надуманная задача познания как была раньше, так и остается и сейчас одной из важнейших онтологических проблем философии и всей науки в целом. И чем теснее будет взаимодействие философов со специалистами других соответствующих наук в решении актуальных проблем познания природы, общества и мышления, тем плодотворнее будут результаты. Односторонние «гносеологисты» оказались со второй половины ХХ в. и до сих пор активнее и агрессивнее «онтологистов», голоса последних редко слышны. Поэтому хочется особенно поддержать В.И. Метлова, считающего, что «главным несчастьем исследований диалектики в нашей стране … является сугубо гносеологический подход к анализу диалектики». Обсуждая взаимосвязи онтологии и диалектики, он фиксирует: «Что диалектика не противопоказана онтологии, постепенно делается ясным и у нас, и за рубежом». В.И. Метлов делает вывод, что опыт решения вопроса о предмете исторического движения «свидетельствует в пользу необходимости снятия антитезы гносеологического и онтологического в анализе исторического процесса». Как видим, автор чужд односторонним противопоставлениям, он за преодоление односторонности. И это единственно правильный подход.

Очерк 7

Качественное преобразование диалектики и материализма в процессе

их объединения и распространения на познание общества

К. Марксом и Ф. Энгельсом

Итак, истоком марксистской, диалектико-материалистической философии являются гениальные «Тезисы о Фейербахе» Маркса и «Немецкая идеология» К. Маркса и Ф. Энгельса. К. Маркс и Ф. Энгельс довели до конца решение вопроса о глубинном отличии диалектики от метафизики, материализма от идеализма. Возьмем первый тезис Маркса. Главное внимание он уделяет здесь именно взаимосвязи субъекта и объекта, природы и общества. Показывая необходимость одновременно и диалектического и материалистического понимания взаимосвязи природы и общества, Маркс тем самым показывает необходимость такого же понимания всех сторон этой взаимосвязи — и природы и общества, и практической и теоретической деятельности людей. По Марксу, общество и природа, субъект и объект неразрывно связаны между собой, и основой этой связи является не сознание, не теоретическая деятельность людей, а их практическая, чувственно-предметная, материальная деятельность, направленная на изменение как природы, так и самого общества, его практики и сознания. Это и означает одновременно диалектическое и материалистическое понимание взаимосвязи общества и природы.

Материальной основой человеческого мышления является не только и не столько телесная организация каждого отдельного человеческого индивидуума, но прежде всего общественная по своему существу и материальная по своей природе деятельность людей по преобразованию всей окружающей их действительности, в том числе и самих себя, своего собственного бытия, а также и своего сознания. В открытии этого факта и особенно в осознании его философского значения и состоит прежде всего заслуга Маркса и Энгельса в области философии. Конечно, и до Маркса и Энгельса было известно, что без материального производства и потребления его продуктов общество не может существовать, что в хижинах мыслят иначе, чем во дворцах и т.п., по при этом допускалось, что конечной основой, причиной самого изменения, развития, усовершенствования человеческой практики является все-таки сознание, мышление, разум, теоретическая деятельность людей, которая и расценивалась поэтому как истинно человеческая деятельность. Это служило основанием для противопоставления общества и природы, так как в природе таковой деятельности не наблюдается.

Как видим из указанного тезиса, на такой точке зрения стоял не только сознательный, последовательный идеалист Гегель, но и не всегда последовательный материалист Фейербах. Процесс распространения материализма на познание общественной жизни Маркс и Энгельс завершили экстраполяцией его на понимание самой философии и научно-теоретического мышления вообще. Пока понимание какого-либо принципа не доведено до объяснения с его точки зрения природы философии, нельзя считать, что этот принцип действительно распространен на все общество, на все без единого исключения его стороны и проявления, так как в этом случае вне сферы действия данного принципа оказывается анализ самой общей сущности бытия и сознания.

К. Маркс и Ф. Энгельс уделяли большое внимание раскрытию взаимосвязи природы и общества как основы процесса познания. При этом следует иметь в виду, что мышление человека, в том числе и философское, развивалось в соответствии с тем, как человек изменял не только природу, но и самого себя, свою общественно-историческую сущность, ибо эти процессы невозможно разделить. В этом проявляется то, что «определенное отношение к природе обусловливается формой общества, и наоборот».

Природа и общество качественно отличаются друг от друга, поэтому для распространения материализма на общество его также необходимо было преобразовать. По Энгельсу, «Фейербах был совершенно прав, когда говорил, что исключительно естественнонаучный материализм «составляет основу здания человеческого знания, но еще не самое здание» … Задача, следовательно, состояла в том, чтобы согласовать науку об обществе, то есть всю совокупность так называемых исторических и философских наук, с материалистическим основанием и перестроить ее соответственно этому основанию».

В процессе такой перестройки Маркс и Энгельс показали, что «та сумма производительных сил, капиталов и социальных форм общения, которую каждый индивид и каждое поколение застают как нечто данное, есть реальная основа того, что философы представляли себе в виде «субстанции» и в виде «сущности человека»» Благодаря именно этому открытию и было, с одной стороны, преодолено противопоставление природы и общества. а с другой — в полной мере осознано их качественное различие.

Большое значение имеет мысль Энгельса о том, что «материализм, подобно идеализму, прошел ряд ступеней развития. С каждым составляющим эпоху открытием даже в естественноисторической области материализм неизбежно должен изменять свою форму». В.И. Ленин добавил; «не говоря уже об истории человечества». Но что означает изменение формы материализма при сохранении его исходной точки зрения? Это изменение означает отражение в содержании всех категорий данной формы философии полученного нового знания о той пли иной стороне природы или общества, углубление за счет нового открытия понимания как исходного принципа материализма в целом, так и каждого его частного проявления. Изменение формы материализма, если оно адекватно отражает прогресс научного познания, имеет своим результатом не что иное, как все более конкретное раскрытие внутренней взаимосвязи природы, общества и мышления, а также философии с другими областями научного познания.

Создание исторического материализма явилось вместе с тем процессом синтезирования диалектики и материализма, процессом коренного, качественного изменения формы всего материализма вообще. Многие противники марксизма, соглашаясь с тем, что Маркс и Энгельс создали новое, историко-материалистическое понимание общества, вместо с тем утверждают, что нового общефилософского учения (т.е., по сути, диалектического материализма) Маркс и Энгельс не создали. Помимо всего прочего, причиной таких утверждений является непонимание того, что исторический материализм и есть диалектический материализм в его применении к обществу.

А ведь замечание В. И. Ленина о том, что, «углубляя и развивая философский материализм, Маркс довел его до конца, распространил его познание природы на познание человеческого общества», означает, что именно для распространения материализма на общество его необходимо было развить, соединить с диалектикой, превратить в диалектический материализм.

Энгельс прямо указывал: «Материалистическое понимание истории и его специальное применение к современной классовой борьбе между пролетариатом и буржуазией стало возможно только при помощи диалектики». Пояснением этой мысли могут служить следующие слова Маркса: «Чтобы исследовать связь между духовным... и материальным производством, прежде всего необходимо рассматривать само это материальное производство не как всеобщую категорию, а в определенной исторической форме. Так, например, капиталистическому способу производства соответствует другой вид духовного производства, чем средневековому способу производства. Если само материальное производство не брать в его специфической исторической форме, то невозможно понять характерные особенности соответствующего ему духовного производства и взаимодействия обоих. Дальше пошлостей тогда не уйдешь...

Далее: из определенной формы материального производства вытекает, во-первых, определенная структура общества, во-вторых, определенное отношение людей к природе. Их государственный строй и их духовный уклад определяется как тем, так и другим. Следовательно, этим же определяется и характер их духовного производства». В этом же плане (т. е. в плане раскрытия значения диалектики для исторического материализма) исключительно показательно сравнение Энгельсом марксистского метода с гегелевским: «...гегелевский метод в данной его форме был абсолютно непригоден. Он был по существу идеалистическим. а тут требовалось развитие такого мировоззрения, которое было бы более материалистическим, чем все прежние...».

Идеалистическим ответом на вопрос о соотношении материи и сознания Гегель исказил объективное содержание всеобщего, философского метода мышления, он не раскрыл объективно-истинной логики развития, конкретизации философского, общедиалектического познания бытия вообще до познания общественного бытия людей и их общественного сознания. Но, не решив эту задачу, он первым осознал ее как собственную задачу диалектической логики.

Маркс и Энгельс, последовательно применив диалектический подход к развитию общества, с неизбежностью пришли к материалистическому пониманию последнего. Придя в процессе познания общества к необходимости объединить диалектику с материализмом, Маркс и Энгельс распространили этот новый, а именно диалектико-материалистический подход на познание всего мира, всей материи и всего человеческого сознания, в том числе и на понимание самой философии, и тем самым придали ему всеобщее, философское значение. Они преобразовали существовавшие до них исторические формы диалектики и материализма не только в их частном применении к обществу, по и в самых глубоких, в самых общих их основах, дали новую трактовку материализма и диалектики вообще, и вместе с тем философии и всего человеческого сознания и познания в целом.

Итак, создание исторического материализма явилось одновременно актом рождения диалектического материализма и материалистической диалектики. Их возникновение не могло состояться изолированно. Материализм, становящийся историческим, последовательным снизу доверху и сверху донизу, не может оставаться недиалектическим.

В процессе распространения диалектики и материализма на общество было осуществлено обобщение диалектических и материалистических учений путем их обогащения, конкретизации, путем углубления их основ. Здесь проявился универсальный механизм обобщения теорий, перехода от частных, ограниченных теорий к более общим и вместе с тем более глубоким. Обобщение, ведущее к принципиально новым теориям, происходит не путем абстрагирования одинаково-общего у многих отдельных явлений, а путем или открытии новых фактов, или анализа известных и ранее, но более сложных явлений, которые не укладывались в рамки старых теорий. При этом и обнаруживается ограниченное толкование исходных принципов этих теорий.

Значительная часть философов-марксистов придерживается той точки зрения, что диалектический материализм и материалистическая диалектика – это одно и то же. Такое понимание представляется наиболее соответствующим объективной сущности диалектики и материализма, но нуждающимся в дальнейшей разработке.

Вопрос о соотношении диалектики и материализма теснейшим образом связан с вопросом о соотношении диалектического материализма и исторического материализма. До сих пор неоднозначно понимание тезиса о том, что исторический материализм – это диалектический материализм, распространенный на общество, конкретизированный с учетом специфики общественных явлений, примененный к обществу.

Интересный анализ соотношения диалектического и исторического материализма содержится в работах Г.Г. Караваева, который к собственно философским категориям исторического материализма относит лишь те, которые обладают указанной способностью конкретизировать категории диалектического материализма применительно к обществу. В соответствии с этим к числу основных категорий исторического материализма он относит такие понятия, как человек – субъект всех общественных отношений, общество, общественные отношения, общественное бытие и общественное сознание, материальные и идеологические отношения, базис и надстройка, субъективный и объективный факторы, общественно-экономическая формация, исторический процесс и др..

При этом автор подчеркивает: «Основные категории исторического материализма являются самостоятельными категориями, отражающими специфику общественной жизни лишь в рамках единой диалектико-историко-материалистической философии, так как они, как и все основное содержание исторического материализма, имеют общефилософское значение при решении всех вопросов материализма в целом».

Ценность подхода Г.Г. Караваева к соотношению диалектического материализма и исторического материализма состоит в том, что он рассматривает его как процесс развития, восхождения от абстрактного к конкретному, от общедиалектических закономерностей, которыми до сих пор традиционно ограничивается содержание диалектического материализма, к более сложным и специфическим закономерностям общественных явлений.

Принцип развития еще крайне редко применяется к всеобщим диалектическим законам и категориям. Автор не раз писал об этом, однако анализ такого подхода почему-то не привлекает к себе внимания других авторов ни в плане подтверждения и дальнейшего обоснования, ни в плане опровержения.

Философия не имеет права остановиться на абстрактной характеристике всеобщих законов движения материи, она обязанадовести познание этих законов до объяснения с их точки зрения всего человеческого бытия и всего человеческого мышления. Рассматривая как единое целое весь мир, всю материю, наша философия рассматривает как единое целое и собственно человеческий мир. Философия как ядро и наиболее обобщенное выражение мировоззрения своим конечным предметом имеет все совокупное практически-теоретическое взаимодействие человеческого общества с природой, взятое в единстве его сторон. Взаимодействие общества и природы, субъекта и объекта является основой и предметом всего человеческого познания и сознания, но в отличие от философии другие науки и формы общественного сознания отражают эту основу более и менее односторонне. В качестве субъекта познания и практического действия марксистско-ленинская философия рассматривает все человечество в качестве объекта — всю объективную реальность, всю материю. Сама же материя соответственно выступает не только как объект, не только в природном своем проявлении, но и как субъект, в общественно-человеческом своем проявлении.

Поэтому все категории нашей философии следует рассматривать как отражение различных форм взаимосвязи человеческого общества со всей материей. В философских категориях мы имеем дело с материей именно как всеобщей субстанцией, как выражением единства всего мира, а с человеческим обществом — как внутренней частью всего этого единого мира, как особой, очень высоко организованной и относительно самостоятельной формой существования всеобщей субстанции.

Надо учесть также, что если материя как всеобщая субстанция существует вечно, не имеет начала ни во времени, ни в пространстве, то человеческое общество как особая часть материи имеет историческое начало, ограничено в пространстве и характеризуется не только непосредственно всеобщими, по и индивидуально-специфическими свойствами, отличающими его от других частей материи. Поэтому задачей философии является отражение как тождества, так и отличия человеческого общества от других видов материи. При этом отличие человеческого общества от дообщественных, природных форм существования материи должно рассматриваться в теории диалектики не как внешнее отличие независимых друг от друга предметов и не как нечто безразличное для характеристики самой всеобщей субстанции, а как выражение ее собственного отличия от самой себя, как выражение изменения, развития всеобщей субстанции при переходе от форм ее проявления в природе к формам ее проявления в обществе, в общественном бытии и сознании людей.

Все категории диалектики охватывают собой все относительно отдельные части материи, все материальные объекты и все их свойства, в том числе и человеческое (и всякое иное возможное) сознание, но каждая из категорий (точнее, каждая пара или группа категорий) отражает свою собственную, специфическую (но обязательно всеобщую в указанном смысле) форму всеобщей взаимосвязи. Как частные связи между явлениями различаются по их сложности, высоте или уровню организации, соответствующей определенному этапу исторической эволюции тех или иных систем, так и о различных всеобщих формах взаимосвязи явлений можно говорить как о более или менее простых или сложных, о более или менее развитых, включающих или не включающих в себя какие-либо другие всеобщие формы взаимосвязи, выражающих или не выражающих специфику проявления всеобщей взаимосвязи в том или ином объекте, на том или ином этапе исторического развития какого-либо ряда материальных и идеальных объектов (например, в объектах, представляющих различные этапы развития материи в рамках нашей планеты в процессе перехода от неорганической природы, к органической и дальше к человеческому обществу, его материальным и идеальным процессам). По характеру отражаемых всеобщих форм взаимосвязи явлений категории диалектики различаются не по степени общности, а по степени абстрактности или конкретности отражения всеобщей взаимосвязи.

Существует мнение, что в марксистской философии на уровне всеобщности находится лишь «онтологическая сторона диалектического материализма, связанная с изучением собственно объективной диалектики, т.е. всеобщих отношений действительности природы, общества и мышления». По этой логике теорию познания как субъективную диалектику нельзя безоговорочно относить к уровню всеобщности. О диалектической логике и историческом материализме также говорится, что они представляют уровень особенного знания.

С концепцией В. И. Свидерского не согласны многие авторы, в том числе В. П. Тугаринов, который подчеркивает: «Философия есть учение о наиболее общих законах каждой из этих областей (природы, общества и мышления.— Е, С.),а не только об объекте (природе). Поэтому субъективная диалектика столь же законная сторона философии, как и диалектика объективная. Важнейшая проблема философии — это вопрос об отношении субъекта и объекта». Одновременно Тугаринов справедливо выступает против сведения всей философии к гносеологии и делает общийвывод: «Всеонтологизм столь же односторонен, как и «всегносеологизм»».

Сознание и другие специфически отличительные свойства и отношения человеческого общества не являются абстрактно-общими свойствами и отношениями всей материи вообще, прямо и непосредственно они не связаны с существованием всех материальных объектов. В этом смысле наиболее универсальные законы социума (общественного бытия) и человеческого мышления, раскрывающие наиболее общее отличие материальных и идеальных общественных процессов от природных, являются, конечно, менее общими по сравнению с теми всеобщими законами, которые характеризуют материю (всеобщую субстанцию) в абстракции от различия между природой, обществом имышлением. Непосредственно всеобщие законы бытия в равной мере действуют и в природе, и в общественном бытии, и в мышлении, сознании людей. Причем общество и его сознание эти законы характеризуют именно как природные явления. Поэтому такие законы, хотя они действуют не только в «чистой» природе (т. е. там где нет общества и его сознания), но и во всех общественных явлениях (в том числе и сознании), совершенно правильно называются всеобщими законами только природы (законами всей материи вообще на уровне только природных ее проявлений).

Но будучи абстрактно-общей характеристикой общества и его сознании, выражением лишь тождества их с природой, непосредственно всеобщие законы диалектики по отношению к самой природе служат конкретно-общей ее характеристикой, учитывающей как тождество, так и различие всех природных явлений в их отношении друг к другу и тем самым учитывающей как тождество, так и различие всей материи вообще по отношению к самой себе на данном уровне своего проявлении. Все законы диалектики, начиная с самых абстрактных, являются всеобщими законами именно развития материи, перехода от одних форм ее существования к другим. При этом развиваются не только частные, но и всеобщие формы существования (развития) материи. Законы диалектики, как отражение в человеческом сознании именно всеобщих форм развития материи, должны быть развивающимися, закономерно переходящими друг в друга. Те законы диалектики, которые являются абстрактно-общими по отношению к обществу и его сознанию, но конкретно-общими по отношению к природе, могут быть развиты в законы, конкретно-общие уже и по отношению к обществу и его сознанию, отражающие как тождество природы, общества и мышления, так и их отличие друг от друга.

Эти законы, имея своей непосредственной целью отражение всеобщих форм существования материи на уровне проявления ее в человеческом обществе и его сознании, более конкретно характеризуют и общеприродные формы существования материи. Вся природа, все свойственные ей формы существования материи отражаются в данной группе категорий диалектики не в абстракции от материальных и идеальных явлений в человеческом обществе, а во взаимосвязи с ними, с учетом их специфических свойств и с точки зрения этих свойств. При таком рассмотрении сознание и все другие специфические человеческие свойства предстают уже не как только наши свойства, не как чужие для других явлений, но и как свойства всей материи, всех явлений вообще, взятых в единстве, как свойство всеобщей взаимосвязи на той стадии ее существования, на которой возникает человеческое общество в качестве одного из новых звеньев бесконечной цепи связи всего со всем.

Наиболее общие законы общественного бытия и сознания людей охватывают собой не только все собственные проявления нашего бытия и сознания, но и все другие материальные явления, характеризуя всеобщие формы взаимосвязи каждого из них с человеческим обществом и его сознанием. В этом смысле наиболее общие законы общества и мышления являются такими же всеобщими, как наиболее общие законы природы, но в отличие от последних они возникают только с возникновением человеческого общества и его мышления и характеризуют явления природы в их отношении только к человеческому обществу и его сознанию. Здесь вполне отчетливо обнаруживается исторический характер всеобщих форм (законов) существования материи, их развитие и связь этого последнего с развитием природы, общества и мышления.

С учетом сказанного вернемся к обсуждению вопроса о соотношении диалектического и исторического материализма. Как уже говорилось, их возникновение не могло произойти порознь. Известное положение — исторический материализм есть распространение диалектического материализма на познание общественной истории отражает внутреннее единство марксистского мировоззрения, процесс логического развития одной части диалектического материализма в другую. Это положение не может означать, что диалектический материализм был создан независимо от исторического. Без открытия фундаментальных положений исторического материализма не могли быть сформулированы и общие принципы всей диалектико-материалистической философия как целостной системы.

Диалектический материализм невозможен без исторического потому, что подлинно научное, до конца обоснованное и объясненное решение основного вопроса философии невозможно без выяснения диалектики общественного сознания и общественного бытия людей, без раскрытия того, что в основе происхождения и развития человеческого сознания лежит развитие чувственно-предметной, материальной, практической деятельности людей. Окончательное же решение этого вопроса было достигнуто только с возникновением исторического материализма.

Как в реальной истории человеческой мысли не было перехода от диалектического материализма к историческому, а был переход от непоследовательно материалистического понимания природы к последовательно материалистическому и вместе о тем диалектическому пониманию общества (и такому же пониманию природы), так и в логическом плане мы должны говорить о переходе не от диалектического материализма к историческому, а от диалектико-материалистического учения о природе к диалектико-материалистическому учению об обществе. Исторический материализм есть не что-то самостоятельное но отношению к философскому материализму в целом, а его внутренняя часть. Исторический материализм — это философское учение о наиболее общих законах исторического развития человеческого общества и его сознания. В этом смысле исторический материализм действительно является философией истории, по это не значит, что диалектический материализм есть только «философия природы». Диалектический материализм внутренне включает в себя и то и другое, отражая в системе своих категорий развитие природы, общества и человеческого сознания, их единство, выражающееся как в их тождестве, так и в их отличии друг от друга.

Выделение в качестве самостоятельной науки так называемых «философии природы», или «диалектики природы», так же необоснованно, как и выделение из диалектического материализма «философии общества». Подлинно всеобщим уровнем отражения природы, общества и их взаимодействия между собой характеризуется только одна научная философия — диалектический и вместе с тем исторический материализм. Наряду с диалектико- материалистической философией существуют частные науки, искусство, другие формы общественного сознания, а также области знания, связывающие философию с другими науками и формами сознания, задачей которых является, например, анализ и разработка философских вопросов различных естественных, общественных и технических наук. Но наряду с диалектическим материализмом, или помимо него, нет каких-то особых "философии природы" и «философии общества».

То, что обычно понимается в современной литературе под диалектическим материализмом, есть диалектический материализм не во всем объеме его собственного содержания, а лишь его общеонтологическая часть, раскрывающая тождество природы, общества и мышления, и часть теории сознания и познания, рассматриваемая фактически без историко-материалистического ее обоснования. Сэтим и связано то, что обычно диалектический материализм рассматривают как одну часть, а исторический материализм — как другую, внешнюю по отношению к первой часть марксистско-ленинской философии.

В отличие от представления о диалектическом материализме как абстрактно-общей онтологии, «внешне» сосуществующей с другими философскими науками, теория диалектики, отражая переход познания от категорий, характеризующих наиболее общие законы природы, к категориям, которые раскрывают специфическое содержание наиболее общих законов общества, включает как единство, органическую взаимосвязь, так и относительную самостоятельность составных частей марксистской философии. Целостная теория диалектики представляет ее не простой суммой различных наук, а целостной их системой. При этом сама теория диалектики выступает центральной частью, ядром всей этой системы, так как именно она является наиболее концентрированным и вместе с тем наиболее строгим изложением общей сущности марксистской философии.

Нельзя сводить теорию материалистической диалектики к механической сумме ее общеонтологических законов. Главное в теоретической разработке диалектики состоит в том, чтобы раскрыть логику и историю отражения в человеческом мышлении развития ее законов. Поэтому раскрытие логики перехода от законов, отражающих диалектический способ существования материи на уровне природных ее проявлений, к законам исторического материализма, всесторонне характеризующим взаимосвязь общественного бытия и общественного сознания, надо считать важнейшим и труднейшим делом диалектики, не внешним приложением, распространением, ее общих положений, взятых в неизменном виде, а их развитием в новые, более конкретные и сложные модификации. В противном же случае, если не брать диалектику в ее развитии от абстрактных характеристик бытия до отражения на всеобщем уровне тончайших моментов общественно-исторического процесса, законы материалистической диалектики К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина практически не отличить от законов идеалистической диалектики Гегеля. Идеалистическая диалектика Гегеля совпадает со всей системой его объективного идеализма. Так и материалистическая диалектика как наука о всеобщих законах развития природы, общества и мышления совпадает с диалектическим материализмом в полном объеме его содержания, включающем в себя исторический материализм.

С учетом сказанного следует считать очевидным, что нельзя излагать общие положения материализма, раскрывать объективный способ существования материи и ее соотношение с сознанием, не опираясь при этом на логику и историю познания законов диалектики. К сожалению, в нашей учебной, да и не только учебной литературе это до сих пор не соблюдается, вследствие чего материалистическое содержание диалектического материализма фактически остается оторванным от его диалектической концепции.

Не отрицая относительной самостоятельности своих частей, теория диалектики обосновывает возможность и необходимость более конкретной и детальной разработки каждой из них в виде относительно самостоятельных философских наук, которые в своем единстве и представляют всю диалектико-материалистическую философию в целом. Всю эту систему наук также можно назвать диалектическим и историческим материализмом, представленным здесь уже не только как единое целое, но и во всем многообразии частей, сторон и аспектов. В данном случае можно сказать, что это диалектический и исторический материализм в широком смысле слова.

Если ограничиваться одним только логическим подходом и учитывать специфику марксистской философии лишь в самом общем виде, то название «диалектический материализм» следует считать вполне точным, однозначным и совершенно достаточным. Но если учитывать не только логически необходимую включенность исторического материализма в общее, целостное содержание диалектического материализма, но и особое политическое и мировоззренческое значение исторического материализма, а также то, что К. Маркс и Ф. Энгельс создавали и разрабатывали диалектический материализм также и в форме исторического материализма, в форме диалектико-материалистического учения об обществе, то становится понятной целесообразность выделения в самом названии того, что эта доктрина есть именно диалектический и исторический материализм.

Но это название, конечно, нельзя понимать так, как будто диалектический материализм и исторический материализм являются различными и самостоятельными философскими учениями. Диалектический и исторический материализм — это единое, целостное философское учение, с необходимостью включающее в себя диалектико-материалистическое понимание как природы, так и человеческого общества. Еще раз подчеркнем, что нет и не может быть подлинно диалектического материализма без исторического материализма, а подлинного (т.е. на уровне собственно философского его понимания) исторического материализма вне и за пределами диалектического материализма. Наряду с диалектическим и историческим материализмом вне его могут быть только частные и специальные социологические концепции и теории, а также пограничные между ними и философией отрасли науки» которые в совокупности могут быть названы областью философских вопросов обществознания.

Можно сделать некоторые выводы о соотношении диалектики и материализма. Диалектика не есть ни онтология, ни гносеология, ни логика, ни методология, если брать их в отдельности. Диалектика есть прежде всего выражение определенною общего принципа понимания природы, общества и мышления, согласно которому все сущее в мире характеризуется как изменяющееся, развивающееся, внутренне противоречивое, лишь относительно отдельное в рамках всеобщей взаимосвязи. Аналогично этому не является одной из частей философии материализм, который также представляет собой выражение определенного общего принципа миропонимания, согласно которому материя признается первичной по отношению к сознанию, и в соответствии с этим рассматривается как всеобщая субстанция, независимая в своем существовании ни от чего другого, кроме самой себя. Диалектика и материализм имеют отношение ко всем сторонам, частям философии,

В аспекте вопроса о том, чем является мир и в чем заключается основа человеческого существования, содержание диалектико-материалистической философии в наиболее обобщенной и краткой форме его выражения сводится в конечном счете к утверждению; мир есть движущаяся материя, материальная деятельность по преобразованию этого мира лежит в основе человеческого существования, а сознание, в том числе и философия, является лишь отражением материи. В соответствии с этим вся система марксистской философии наиболее адекватно может быть обозначена именно как диалектический материализм. В аспекте же вопроса, как существует мир, каков внутренний способ его существования и каков метод нашего мышления, марксистская философия выступает прежде всего как материалистическая диалектика.

В диалектико-материалистической философии принцип единства мира как походный, самый фундаментальный философский принцип объединяет в себе все формы выражения единства мира, в том числе и принцип развития, который конкретизирует общую идею единства мира, подчеркивая, что способом осуществления единства мира, взаимосвязи всего со всем является развитие, взаимопревращение относительно отдельных проявлений мира. Принцип развития представляет собой прежде всего диалектическое содержание идеи единства мира. Другим важнейшим выражением этой идеи является принцип единства мира в его материальности, который представляет собственно материалистическую сторону содержания нашего понимания единства мира.

В соответствии с этим общий философский принцип единства мира в диалектико-материалистической философии получает более конкретное выражение как принцип единства мира в его материальности и развитии. Дальнейшей конкретизацией указанного принципа является вся система законов (категорий) материалистической диалектики, которая сама должна разрабатываться в соответствии с принципом развития. Задача теории диалектики логики— представить диалектико-материалистическую идею единства мира в виде систематически развитой теории или в виде теоретически обоснованной системы категорий, раскрывающих ее с разных сторон. Способом осуществления данной задачи является логическое развитие (конкретизация) идеи единства мира в процессе последовательного распространения ее на все стороны современного познания природы (бытия вообще), человеческого общества (общественного бытия) и мышления, т.е. на все стороны взаимосвязи субъекта (человеческого общества с его сознанием) и объекта (всей материи вообще). Этот логический процесс развития категорий, выражающих всеобщие законы взаимосвязи и развития явлений природы, в категории, выражающие всеобщие законы взаимосвязи и развития материальных и идеальных общественных явлений, должен в обобщенном виде отразить в себе конкретно-исторический процесс развития исторического познания всеобщей взаимосвязи явлений, а также объективный процесс развития конкретно-всеобщих форм (законов) взаимосвязи и развития явлений при переходе от природы к обществу и его сознанию.

Выделив у Гегеля красноречивые слова о тщете одного восхищения богатством и сменой явлении природы и о необходимости «двигаться вперед к все более точному пониманию внутренней гармонии и закономерности природы...»,В. И. Ленин подчеркнул: «Близость к материализму». Конспектируя один из разделов «Науки логики», В. И. Ленин записал: у Гегеля здесь «гениальна основная идея: всемирной, всесторонней, живой связи всего со всем». Исключительное значение для понимания того, какую роль для обосновании материализма играет диалектическоеучение о взаимопроникновении общего и отдельного, имеет мысль В. II. Ленина: «Образование (абстрактных) понятий и операции с ними уже включают в себе представление, убеждение, сознание закономерности объективной связи мира. Выделять каузальность из этой связи нелепо. Отрицать объективность понятий, объективность общего в отдельном и в особом, невозможно... самое простое обобщение, первое и простейшее образование понятий (суждений, заключений etc,) означает познание человека все более и более глубокой объективной связи мира. Здесь надо искать истинного смысла, значения и роли гегелевской Логики. Это NB».

О внутреннем соответствии, взаимодополнении материализма и диалектики свидетельствует и тот факт, что в перечне элементов диалектики первым Ленин указывает «1) объективность рассмотрения (не примеры, не отступлении, а вещь сама, в себе)». Следует учитывать различие двух аспектов, или двух значений, понятия объективности, о которых говорил Гегель и на которые обратил внимание Ленин: «...оказывается, что и объективность имеет двоякое значение — значение чего-то противостоящего самостоятельному понятию, но также и значение чего-то в себе и для себя сущего»«Объективность имеет здесь» (у Сократа) «смысл в себе и для себя сущей всеобщности, а не внешней объективности», «не внешняя объективность, но духовная всеобщность» [115] .

Объективность мира в смысле его самообусловленности, независимости от чего-либо другого, внешнего по отношению к самому миру, в смысле единства всего существующего, наличия всеобщих связей и отношений, нарушить которые не может ни одна часть мира, предполагает объективность мира в смысле его независимости от сознания любого, так или иначе ограниченного, индивидуального или коллективного субъекта, поскольку последний может быть только частью единого мира, в полной мере подвластной его общим законам. Гегель, конечно, понимал это, и поэтому он не отрицал объективность мира по отношению к собственно человеческому сознанию. Допущение зависимости мира от внешнего ему сознания несовместимо с признанием единства и самообусловленности мира. Кроме того, одной внешней зависимости мира от любого сознания вообще для абсолютного идеалиста Гегели было бы мало. Он допустил большее. Не вступая формально в противоречие с диалектической концепцией единого и самообусловленного мира, Гегель просто отождествил весь этот мирс некоей духовной всеобщностью, или с всеобщим духом, назвав его абсолютной идеей.

Итак, с какой стороны ни подходить к соотношению диалектического и материалистического аспектов понимания мира и его отражения в человеческом сознании, мы не обнаруживаем основанийхоть для какого бы то ни было противопоставления этих аспектов. То что диалектически понимаемое движение есть способ существования материи, в чем нас убеждает весь обобщенный опыт человеческого дознания, означает, что ни материя, ни движение не могут существовать друг без друга. В соответствия с этим В. И. Ленин и отмечал: «Сказать ли: мир есть движущаяся материя или: мир есть материальное движение, от этого дело не изменяется». Аналогично этому принципиально ничего не изменяется от того, назовем ли мы свою философию диалектическим материализмом или материалистической диалектикой.

Заключение

В предлагаемом варианте теории диалектики достаточно наглядно прослежена логика синтеза диалектики и материализма, раскрытия единства диалектического материализма (целого) и исторического материализма (внутренней части), отражен путь движения от общедиалектического понимания бытия к диалектико-материалистическому пониманию природы и человеческого общества, а вместе с этим мышления и сознания как отдельных людей, так и всего общества (как индивидуального, так и общественного сознания). Философское учение об обществе – обязательная, органическая, внутренняя часть диалектического материализма (материалистической диалектики), а не внешнее добавление к нему.

Вся теория материалистической диалектики представлена здесь логическим развитием фундаментальной, исходной идеи философии – идеи единства мира, которая прошла (исторически и логически) путь от идеи единственного вещественного первоначала всего многообразия явлений (милетская натурфилософия) к абстрактной идее единства мира в покоящемся бытии (учение элеатов), далее к общедиалектической идее единства мира в его самоизменении, развитии (мысли Гераклита и особенно идеалистическая теория диалектики Гегеля) и, наконец, к идее единства мира одновременно и в его развитии, и в его материальности (материалистическая диалектика К. Маркса и Ф. Энгельса). На этом уровне познания диалектический принцип единства мира в его развитии и материалистический принцип единства мира в его материальности предстают как неразрывные аспекты единого диалектико-материалистического принципа единства мира.

Предвыборное обращение Г. Зюганова

До выборов нового президента Российской Федерации осталось 4 дня. Выборы пройдут 18 марта 2018 года. Публикуем предвыборное обращение Геннадия Зюганова к населению Российской Федерации.

Время решающего выбора

2017-03-02-2Мои соотечественники! Товарищи и друзья!

Уже более двадцати лет нас кормят сказками «новой» России. Это огромный срок. За такое же время большевики успели создать СССР, победить безграмотность, построить могучую промышленность и разгромить фашизм.

С чем сегодняшняя власть пришла к выборам? Почти половина россиян — за чертой бедности. Разруха в народном хозяйстве и смута в душе. В больницу и школу не попасть. НАТО хозяйничает у нашего порога. Зато стали чемпионами по числу долларовых миллиардеров, наркоманов и преступников.

КПРФ всегда была противником криминально-олигархического курса. Наша партия с полным основанием считает его грабительским и разрушительным. Мы не только критикуем, но и предлагаем свой путь. Путь развития — путь обновлённого социализма.

Совместно с блоком левых и народно-патриотических сил КПРФ выдвинула кандидатом в президенты Грудинина Павла Николаевича. Он из тех, кого называют красными директорами. Он не бросил свой совхоз имени Ленина, не распродал его по кирпичику. Его коллектив, вопреки системе, смог создать городок социального оптимизма, место, где можно достойно жить, работать и отдыхать. Уникальный опыт народных предприятий мы предложили использовать на благо всей страны.

Наша дружная команда нацелена на открытое соревнование программ, на честное соперничество перед лицом всего многонационального народа. Президент и его правительство должны были отчитаться о выполнении «майских указов» 2012 года. Ведь в них отражена их конкретная предвыборная программа. Но трудно отчитаться о том, что не выполнено, а то и откровенно провалено. Поэтому вся избирательная кампания вылилась в очередную спецоперацию — сплошную ложь и фальсификации.

Придворные кандидаты, за которыми нет ни партий, ни опыта, ни личного авторитета, участвуют в ней, чтобы растаскивать голоса одураченных граждан и дискредитировать сами выборы. Дебаты превратились в низкопробное шоу со скандалом, хамством и матерщиной. И это на фоне опасного экономического кризиса, жёстких санкций и военных угроз, когда требуется особая сплочённость общества. Олигархи, русофобы и антисоветчики наняли политических клоунов, чтобы отбить у людей желание осознанно участвовать в выборах.

Нет даже намёка на равные условия борьбы. Против Павла Грудинина объявлена самая настоящая война, разнузданная кампания лжи и клеветы. Более 90% телесюжетов о нём носят грязный, провокационный характер. Это открытая травля! Даже более омерзительная и циничная, чем в «лихие 90-е». КПРФ направила в Центризбирком около 70 юридически обоснованных жалоб и заявлений. Но ни одно из них не рассмотрено по существу.

В этой подлой кампании участвуют именитые журналисты и телеведущие. Похоже, они не сделали никаких выводов из уроков кровавого 93-го и киевского Майдана. С подачи членов Центризбиркома в прессу запускают «утки» о зарубежных счетах нашего кандидата, враньё о работе лучшего в стране предприятия, которым он руководит. Эта «публика» не пощадила даже удивительный опыт заботы совхоза о женщинах, детях и стариках.

На всё это есть один ответ. Власть продолжает обслуживать интересы антинациональной олигархии. Она не желает менять обанкротившийся курс. Но без опоры на советский и международный опыт, на меры Примакова — Маслюкова — Геращенко по преодолению дефолта нам не выбраться из тупика, в который загнали страну.

Власть действительно боится подлинно народного кандидата, его конструктивной программы: «ДВАДЦАТЬ ШАГОВ К ДОСТОЙНОЙ ЖИЗНИ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА». А значит, нужно обязательно прийти на выборы и проголосовать за Павла Грудинина — за президента, которого ждёт народ. Только массовая явка и жёсткий контроль остановят жуликов, воров и фальсификаторов. Только так все вместе мы добьёмся победного результата и сможем его защитить!

Для всех нас главная партия — Россия. Самое важное — это забота о её благополучии, достоинстве и безопасности. И за это нужно энергично и решительно бороться.

Автор: Геннадий Зюганов. Председатель ЦК КПРФ, Председатель Высшего совета народно-патриотических сил России.

 

Читайте также:

Дебаты превратили в балаган

Нет лжи и клевете в СМИ!

Почему нужно идти на выборы 2018?

История возникновения празднования Международного женского дня

2018-03-08-02Сегодня в каждой семье, в каждом коллективе празднуется Международный женский день. И если старшее поколение ещё знает, как возник этот праздник, то подрастающее поколение часто затрудняется ответить, что же это такое - 8 марта?

Давайте на минуту окунёмся в историю и вспомним, кто является создателем этого праздника.

Родительницей Международного женского дня считается Клара Цеткин — немецкая коммунистка, женщина-реформатор, внесшая огромный вклад в отстаивание женских прав. Именно она, будучи лидером женской группы социал-демократической партии Германии, в непростом для коммунистов 1910 году на Международной женской конференции вынесла предложение учредить День солидарности трудящихся женщин всего мира.

Клара Цеткин считала, что ежегодный праздник, отмечаемый в один день, сплотит женщин различных стран в борьбе за равные права. Главным предназначением нового праздника была борьба за свободу и равноправие работниц женского пола. Эта инициатива получила отклик в виде прокатившейся по Европе волны митингов. Первые женские праздники в различных странах отмечались в разные даты марта. И только в 1914 году свой праздник труженицы мира отметили 8 марта.

В 1957 году 8 Марта за свои права вышли бороться работницы швейных предприятий Нью-Йорка. Они активно требовали улучшений условий труда, сокращения нечеловеческого 16-часового рабочего дня и повышения мизерной по сравнению с мужчинами заработной платы. В результате этого мероприятия появился женский профсоюз, который в дальнейшем продолжил свою деятельность.

ООН приняла празднование Международного Женского дня в 1975 году, этот год также был объявлен международным годом женщин, а последующие десять лет, с 1976 по 1985 год, провозгласили Международным десятилетием женщин. В 1977 году была выпущена резолюция, согласно которой День борьбы за права женщин был приурочен к 8 марта. Сейчас весенний женский праздник отмечают более чем в 30 странах мира. В некоторых государствах он до сих пор остается рабочим днем.

8 Марта в Советском Союзе

В России Женский день впервые отметили в дореволюционном Петербурге 2 марта 1913 года. В этот день прошло одобренное правительством «научное утро по женскому вопросу», в его повестке дня стояли проблемы материнства, инфляции и права голоса женщин. В мероприятии участвовало полторы тысячи человек.

В новом советском государстве Женский день сразу же получил статус праздника, но продолжал оставаться рабочим днем. Труженицы советских предприятий постепенно получили равные права с мужчинами и на возможность работать, и на законный отдых, и на получение образования, и на управление государством.

Официальным выходным Международный женский день в Советском Союзе был объявлен в мае 1965 года. Начиная с 1966 года, 8 Марта является государственным праздничным выходным днем. Постепенно Женский день утратил первоначальную политическую окраску. Именно в Советские времена появилась хорошая традиция дарить дамам цветы, конфеты, открытки и подарки.

Яндекс.Метрика