Сызранское городское отделение КПРФ

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
СЫЗРАНСКОЕ МЕСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
САМАРСКОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ

Летописец тех великих дней
Автор: Александр Чернов   
21.10.2017 19:33

2017-10-21-02В преддверии празднования столетия Великой Социалистической Октябрьской революции предлагаем Вам ознакомиться со статьёй под названием «Летописец тех великих дней», опубликованной в газете «Советская Россия». Напоминаем Вам, что в Сызрани 7 ноября тоже состоится торжественное мероприятие. Обо всех подробностях будет сообщено в ближайшие дни.

Приближается величайший юбилей – столетие Великой Октябрьской социалистической революции. Теперь целый век будет отделять нас от того дня, когда наши деды и прадеды совершили грандиозный прорыв в истории человечества. Но, к сожалению, мы будем встречать этот юбилей с чувством глубокой горечи и досады за всех нас, ныне живущих, которые фактически прошляпили этот их величайший подвиг – прорыв в советское общество, в общество человеческой справедливости.

Общество, которое смогли защитить наши деды и отцы в годы страшной Великой Отечественной войны и которое мы не смогли уберечь от какой-то кучки доморощенных негодяев и хапуг в мирное время.

Горечь утраты усиливается еще и тем, что сегодня стало абсолютно ясно: обобществление средств производства происходит только через кровь и мучения миллионов людей. Ведь капитал, его препохабие, никогда не останавливался и не будет останавливаться ни перед какими народными жертвами, чтобы сохранить присвоенное, награбленное. Это только сам народ может мирно и фактически без боя отдать свое достояние и не сильно при этом переживать. Так что вопрос: «Что же мы, дурни, наделали?» будет, как дамоклов меч, постоянно висеть над головами тех, кто этот великий грех нашего поколения осознал и осознает в будущем. К сожалению, теперь нам до Советской власти, до власти трудящихся, как до Луны пешком…

* * *

Уже не осталось ни одного живого свидетеля тех великих Октябрьских дней. Осталась от них история, изложенная в документах, в фотографиях, в книгах, в фильмах, в учебниках, в журналах и газетах.

Одним из таких документов, я даже не побоюсь сказать – выдающимся документом, является роман-хроника Великой Октябрьской социалистической революции «Десять дней, которые потрясли мир», написанная американским писателем, журналистом и коммунистом Джоном Ридом.

Но кто еще из мира живущих и умерших смог бы лучше оценить значение этой книги, чем главные герои тех великих дней – В.И. Ленин и Н.К. Крупская? Никто! Поэтому им и слово:

«Прочитав с громаднейшим интересом и неослабевающим вниманием книгу Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир», я от всей души рекомендую это сочинение рабочим всех стран. Эту книгу я желал бы видеть распространенной в миллионах экземпляров и переведенной на все языки, так как она дает правдивое и необыкновенно живо написанное изложение событий, столь важных для понимания того, что такое пролетарская революция, что такое диктатура пролетариата (выделено мной. – Н.Е.). Эти вопросы подвергаются в настоящее время широкому обсуждению, но прежде чем принять или отвергнуть эти идеи, необходимо понять все значение принимаемого решения. Книга Джона Рида, без сомнения, поможет выяснить этот вопрос, который является основной проблемой мирового рабочего движения».

 

В.И. Ленин

«Десять дней, которые потрясли мир» – так озаглавил Джон Рид свою замечательную книжку. В ней необычайно ярко и сильно описаны первые дни Октябрьской революции. Это – не простой перечень фактов, сборник документов, это – ряд живых сцен, настолько типичных, что каждому из участников революции должны вспомниться аналогичные сцены, свидетелем которых он был. Все эти картинки, выхваченные из жизни, как нельзя лучше передают настроение масс – настроение, на фоне которого становится особенно понятен каждый акт великой революции.

 

На первый взгляд кажется странным, как мог написать эту книгу иностранец, американец, не знающий языка народа, быта… Казалось, он должен был бы на каждом шагу впадать в смешные ошибки, должен был бы проглядеть многое существенное.

 

Иностранцы иначе пишут о Советской России. Они или вовсе не понимают совершающихся событий, или берут отдельные факты, не всегда типичные, и их обобщают.

 

Правда, очевидцами революции были очень немногие.

Джон Рид не был равнодушным наблюдателем, он был страстным революционером, коммунистом, понимавшим смысл событий, смысл великой борьбы. Это понимание дало ему ту остроту зрения, без которой нельзя было бы написать такой книги.

Русские тоже иначе пишут об Октябрьской революции: они или дают оценку ее, или описывают те эпизоды, участниками которых они являлись. Книжка Рида дает общую картину настоящей народной массовой революции, и потому она будет иметь особо большое значение для молодежи, для будущих поколений – для тех, для кого Октябрьская революция будет уже историей. Книжка Рида – своего рода эпос (выделено мной. – Н.Е.).

 

Джон Рид связал себя целиком с русской революцией. Советская Россия стала ему родной и близкой. Он в ней погиб от тифа и похоронен под Красной стеной. Тот, кто описал похороны жертв революции, как Джон Рид, достоин этой чести».

 

Н.К. Крупская

* * *

Как могло получиться, что американец так глубоко проник в суть величайшего события ХХ столетия, произошедшего в далекой от него России? А все дело в неординарной личности самого Джона Рида. «Чтобы оценить деятельность Джона Рида, – пишет один из его биографов Джон Стюарт, – надо подойти к нему с разных сторон: как к литератору и как к человеку с сильным характером. Рид был поэтом и выдающимся журналистом, пожалуй, не имевшим себе равных среди американских репортеров его времени. В течение всей своей столь краткой сознательной жизни он непрестанно восставал против несправедливости. Это был не безрассудный протест бунтаря-одиночки, который чаще всего кончается тем, что бунтарь не сокрушает, а гибнет сам. Рид вступил было на этот путь, но вовремя понял, что только в содружестве с другими людьми его усилия могут принести наибольшую пользу и станут средством осуществления его самых сокровенных надежд. Рид нашел дорогу к рабочему классу и на этом трудном пути освободился от пагубного груза лжи и жестоких иллюзий, которые сделали такой путь столь опасным для других людей его круга. Приветствуя будущее, он признал необходимость коренных изменений, неизбежность победы социализма… Сама логика его жизненного опыта американца, бурный характер его времени сделали его воинственным поборником нового общества».

С детства Джона отличала страсть к чтению (с 9 лет он начал сочинять сам), а свободная вольная жизнь в богатом поместье американского Запада позволила ему вместе с братом придумывать всевозможные игры и приключения: открыть на чердаке театр, путешествовать вдаль по реке, строить домики и т.д. Окончив фешенебельную подготовительную школу, где Джон Рид был признанным лидером среди учащихся, он поступил в Гарвардский университет. Там был редактором двух студенческих газет, возглавлял Космополитический клуб, университетскую команду по водному поло, активно участвовал в деятельности всевозможных союзов и обществ. Начал писать и публиковать рассказы и стихи.

Талант, неукротимая энергия, трудолюбие и скрупулезность, а также связи, заведенные в Гарварде, впоследствии помогли ему стать репортером крупнейших изданий Америки. Отдельно можно было бы рассказать, как Джон Рид, которому прочили блестящую карьеру журналиста и писателя буржуазного общества, пришел к осознанию необходимости революционного преобразования мира, сблизился с лидерами рабочего движения Америки, свел знакомство с руководителями различных течений социал-демократии Европы и России, а после Октябрьской революции стал одним из руководителей Компартии США.

Жизнь Джона Рида как истового репортера и настоящего журналиста, стремящегося всегда быть в гуще событий, не раз подвергалась смертельной опасности, особенно в Мексике, по огненным дорогам которой он прошел плечом к плечу с восставшим народом. Записи, сделанные в Мексике, легли в основу его романа-хроники «Восставшая Мексика».

Джон Рид, повидавший все ужасы войны в Мексике, в Европе, на Балканах и в России, осознал, что тяжесть страданий обрушивается именно на простых людей. Поэтому он четко узрел в развязывании империалистических войн классовые корни. Один из немногих в элите Америки, он жестко пацифистски выступал против участия его страны в Первой мировой войне, из-за чего лишился работы и приличного заработка. Именно последовательная позиция большевиков, единственных из социал-демократов Европы выступавших против войны, сблизила его с ними. И случилось то, что случилось: в сентябре 1917 года тридцатилетний Джон Рид вместе со своей супругой журналистом Луизой Брайант прибыл в Петроград, чтобы стать летописцем тех великих дней.

Здесь отмечу, что на столетие Октября символично накладывается и родственная ей дата – 130-летие со дня рождения самого Джона Рида (22.10.1887 – 17.10.1920). Думаю, что было бы очень правильным отметить юбилей писателя-коммуниста возложением цветов к его могиле у Кремлевской стены.

* * *

Так почему же книга Джона Рида о нашей революции, которую В.И. Ленин рекомендовал рабочим всех стран и которая должна была стать настольной книгой для любого советского человека, любого объективного журналиста и честного историка, оказалась фактически полузабытой, редко упоминаемой? Даже на журфаке МГУ, который я окончила в 1978 году, эта книга фактически не изучалась. Хотя она является эталоном репортерского искусства. Неужели по причине того, что в ней, наряду со многими деятелями русской революции, упоминаются фамилии Троцкого, Зиновьева, Каменева, Рыкова и др.? Но ведь они в дни революции действительно были заметными фигурами. К тому же важную роль в вооруженном восстании сыграл Петроградский Совет, председателем которого был Троцкий. Как мог Джон Рид – объективный летописец тех дней – не упоминать эти личности?

Я думаю, что именно дальнейшее приглаживание и выхолащивание нашей истории, в частности в учебниках по истории КПСС, лишило наше поколение живого творческого понимания Великой Октябрьской социалистической революции. А значит, и лишило нас непоколебимой воли, которая необходима, чтобы защищать и охранять ее завоевания, выстраданные в жесточайшей борьбе и в таких муках нашими предками.

Сегодня те, кто не читал Рида, а начинает с апломбом рассуждать о Великой Октябрьской социалистической революции, по моему мнению, занимаются по существу тем же старым начетничеством, которое проявляется в поверхностном и неглубоком знании многочисленных источников информации и которое ни к чему хорошему в конечном итоге не приводит. Ведь, чтобы создать свою книгу, Джон Рид не только опирался на свои личные наблюдения и впечатления, но и исследовал огромное количество материалов. В предисловии и приложениях к ней даны интереснейшие документы, которые убедительно доказывают абсолютную правильность линии, избранной большевиками.

Форма произведения, которую избрал Рид, – своеобразный роман-хроника, наглядно передает накал политических страстей, который бушевал весь семнадцатый год, показывает ожесточенную борьбу сторонников и противников революции. Читая книгу, как бы становишься соучастником всех этих исторических событий. Видишь, как проходили многочисленные митинги, съезды, собрания. Слышишь выступления на них разных политических деятелей. Узнаешь внутренний настрой простых рабочих, крестьян и солдат, а также представителей из противоборствующего лагеря. Несколько раз оказываешься в штабе русской революции – в Смольном. Джон Рид подробно описывает царившую там обстановку.

И здесь невольно приходит на ум: как все это не согласуется с заклинательными речами некоторых нынешних «левых» политиков, поминающих «Майдан» как устрашающее проклятье. Ведь в тот победоносный для большевиков год всю Россию буквально охватил этот «страшный и ужасный майдан», если говорить нынешним охранительным языком. И именно он привел к Великой Октябрьской социалистической революции. Значит, «майдан» бывает нужным и полезным, если он преследует общенародные цели и им руководят не какие-то авантюристы, а последовательные борцы за народное дело, какими были большевики. Исторический Всероссийский съезд Советов, который провозгласил Советскую власть, как справедливо заметил Джон Рид, мог состояться только в результате стихийного движения масс, умело направляемого большевиками в правильное русло.

И тем более значима и показательна победа большевиков, если учесть, что против них объединялись разные политические силы России, начиная от правительства и заканчивая социалистами всех мастей (может быть, за исключением только вечно колеблющихся левых эсеров). К тому же в июле 1917 года большевики, казалось бы, потерпели сокрушительную неудачу: «…еще неорганизованные массы стихийно поднявшегося пролетариата снова штурмовали Таврический дворец, чтобы потребовать перехода власти над Россией к Советам. Большевики, тогда еще небольшая политическая секта, возглавили движение. В результате катастрофической неудачи восстания общественное мнение повернулось против них, и шедшие за ними толпы, лишенные вождей, отхлынули назад… Тогда последовала дикая травля большевиков: сотни их, в том числе Троцкий, госпожа Коллонтай и Каменев были заключены в тюрьмы; Ленин и Зиновьев принуждены были скрываться от ареста; большевистские газеты преследовались и закрывались. Провокаторы и реакционеры подняли неистовый вой о том, что большевики – немецкие агенты, и нашлись люди, поверившие этому».

Но даже после этих событий большевики не только не дрогнули, но сумели выстоять и победить буквально через каких-то 4 месяца (!) благодаря своему титаническому труду, неистовой воле, цельности духа и своей жертвенности во благо народа. «Они были единственными людьми в России, обладавшими определенной программой действий, в то время как все прочие целых восемь месяцев занимались одной болтовней», – пишет Джон Рид. Большевики в прямом смысле слова сгорали на работе, в отличие от нынешних наших правителей, которые горят на взятках.

Сразу после июльских событий «…большевики вновь провозгласили столь дорогой массам лозунг: «Вся власть Советам!», и они вовсе не исходили при этом из своих узкопартийных интересов, поскольку в то время большинство в Советах принадлежало «умеренным» социалистам – их злейшему врагу.

Еще более действенным было то, что они взяли простые, неоформленные мечты масс рабочих, солдат и крестьян и на них построили программу своих ближайших действий. И вот, в то время как меньшевики-оборонцы и социалисты-революционеры опутывали себя соглашениями с буржуазией, большевики быстро овладели массами. В июле их травили и презирали; к сентябрю рабочие столицы, моряки Балтийского флота и солдаты почти поголовно встали на их сторону...

В течение целых месяцев каждый перекресток Петрограда и других русских городов постоянно был публичной трибуной. Стихийные споры и митинги возникали и в поездах, и в трамваях, повсюду…

Революция всколыхнула Россию до самых глубин…».

* * *

Великолепно, блестяще написанная книга Джона Рида позволяет понять и осмыслить многие важные вещи, на которые до этого просто не обращаешь особого внимания. И только прожив более четверти века в условиях победившего в России капитализма, начинаешь понимать их актуальность.

Например, сейчас довольно часто слышишь от либералов обвинения большевиков в узурпации власти. А ведь большевики не просто захватили в России в октябре семнадцатого года государственную власть, а тут же передали ее в руки Советов. Об этом важном моменте либералы почему-то предпочитают умалчивать. Но это и понятно, ведь тогда ни о какой узурпации власти большевиками не может быть и речи. Другое дело, что большинство в этих Советах (в Петрограде и в некоторых крупных городах) принадлежало большевикам, но это, извините, таков был демократический выбор самого трудового народа.

Другой важный момент, который извлекаешь из этой книги: большевики стали называть себя «Коммунистической партией, чтобы подчеркнуть свой полный разрыв с традициями «умеренного», или «парламентарного» социализма, который господствует среди меньшевиков и так называемых «социалистов большинства» во всех странах».

Ведь парламент по существу – это хитрая уловка капиталистов, чтобы удерживать свою власть до бесконечности. Парламент – это, в первую очередь, власть денег. Если Коммунистическая партия полностью замыкается на парламентской деятельности, то она неминуемо перерождается в социал-демократический компанент буржуазной власти. Это нам убедительно подтвердил многолетний опыт европейского парламентаризма.

Большевистская партия, в отличие от других партий, борется за власть трудящихся, то есть она борется за Советскую власть, а это (не надо забывать) власть Советов, в которые избираются депутаты от трудовых коллективов. Поэтому если Коммунистическая партия хочет сохранить свое лицо, то ее деятельность не должна исчерпываться в буржуазном парламенте.

В этой же книге мы находим и очень актуальные для нашего времени слова Ленина:

«Ошибка левых эсеров состояла в том, что в то время они не боролись с соглашательской политикой, ибо они придерживались теории, что сознание масс еще недостаточно развито…

Если социализм может быть осуществлен только тогда, когда это позволит умственное развитие народных масс, тогда мы не увидим социализма даже и через пятьсот лет… Социалистическая политическая партия – авангард рабочего класса; она не должна позволить, чтобы ее останавливал низкий уровень развития масс, а должна вести массы за собой (выделено мной. – Н.Е.), пользуясь Советами как органами революционной инициативы… Но для того, чтобы вести за собой колеблющихся, товарищи левые эсеры должны сами перестать колебаться…»

Книга Джона Рида полна и других важных открытий, интересных откровений, которые будут полезны каждому советскому человеку и каждому коммунисту. Поэтому мой совет: если вы хотите окунуться с головой в те далекие и великие октябрьские дни, которые потрясли весь мир, берите в руки эту книгу (обязательно с карандашом для пометок) и начинайте ее вдумчиво читать. Это будет самый лучший способ достойно встретить столетний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции и почтить память наших великих и мудрых предков.

P.S. В дополнение очень рекомендую нашим читателям посмотреть американский кинофильм «Красные» (1981) – фильм посвящен жизни и деятельности американского писателя, журналиста и коммуниста Джона Рида, а также его большой и единственной любви. Этот фильм, к сожалению, мало кто видел из советских и российских зрителей, хотя он завоевал 3 премии «Оскар», в том числе за лучшую режиссуру (Уоррен Битти) и 2 премии «БАФТА». К тому же этот фильм номинировался на «Оскар» как лучший фильм, а вообще был представлен на премию «Оскар» в 12 номинациях (!).

Фильм, помимо прочего, содержит интервью со свидетелями и реальными историческими личностями тех лет, среди которых Скотт Ниринг – американский активист движения за мир, радикал, преподаватель экономики. На момент интервью Нирингу было 98 лет. Другие свидетели – американская журналистка Дороти Фрукс, влиятельный журналист Джордж Сельдес и известный писатель Генри Миллер.

Понятно, что фильм завоевал бы гораздо больше «Оскаров», но вмешалась банальная политика. Объективные киноакадемики, наверное, не захотели отдавать этому фильму все почетные награды, ведь это фильм про коммуниста и русскую революцию, поэтому многие награды в тот год ушли менее достойному фильму «Огненные колесницы».

А в СССР этот заслуженный фильм вообще не попал в прокат, вероятно, по той же самой причине, по которой была полузабыта книга Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир».

 

Автор: Наталья Еремейцева. Источник: http://www.sovross.ru/articles/1615/35927

 
 

Чтобы комментировать записи необходимо зарегистрироваться на форуме

Яндекс.Метрика