Сызранское городское отделение КПРФ

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
СЫЗРАНСКОЕ МЕСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
САМАРСКОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ

Придется приглашать пилотов-гастарбайтеров? — часть I
Автор: Сызранское городское отделение КПРФ   
15.06.2012 12:45

01-02Недавно Комиссия Общественной палаты Российской Федерации по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов провела слушания по вопросам подготовки летного состава. Еженедельник «Военно-промышленный курьер» публикует стенограмму выступлений в ОП.

Чтобы избежать трагедий в небе

Некоторое время назад по предложению Алексея Архиповича Леонова, члена нашей комиссии, члена Общественной палаты, принято решение провести слушания по вопросам подготовки летного состава. В период обсуждения необходимости данного мероприятия мы не могли предполагать, что произойдет трагедия в Индонезии. Еще раз от имени всех присутствующих хотел бы выразить глубокое соболезнование членам семей экипажа разбившегося самолета «Сухой Суперджет 100», а также родным и близким погибших гостей промотура. Я имею в виду и наших соотечественников, и иностранных граждан. Расследование идет, и, конечно, мы не можем, как и в случае других катастроф, делать окончательные выводы, забегать вперед, не зная официальных результатов.

Считаю, что сегодня на нашей встрече мы должны вести разговор о том, как избежать подобных трагедий.

Как так получилось, что Родина Жуковского, Гагарина, Чкалова, Циолковского, Королева, которая всегда гордилась своей космонавтикой, авиацией, своими асами, утрачивает завоеванные позиции в освоении «пятого океана»? По-разному можно относиться к Сталину и его эпохе, но выражение «сталинские соколы» отражает настоящую любовь нашего народа к героям-летчикам того времени. И сегодня я рад приветствовать здесь нашу элиту, наших заслуженных людей, тех, кто своим мужеством, героизмом ковал наши победы в воздухе и космосе, и тех, кто создавал нашу авиацию – славу нашей страны.

Оценивая колоссальные размеры России, любой разумный человек приходит к выводу, что государство, раскинувшееся от Камчатки до Калининграда, без авиации просто не выживет. Поэтому, считаю, что национальная безопасность напрямую зависит от подготовки наших экипажей, от состояния авиапрома. Мы не должны себе позволять значительные закупки иностранной авиационной техники, делать ставку на подготовку летчиков преимущественно за рубежом. Тем более массово приглашать иностранных пилотов. Это, не побоюсь этого слова, абсурд.

Чем отличаются наши общественные слушания от подобных мероприятий в Госдуме и Совете Федерации? Прежде всего тем, что мы призываем приглашенных к открытому диалогу. Мы просим вас в меньшей степени учитывать те или иные политические воззрения, мнения, личности, иначе у нас не получится откровенного разговора. Мы обещаем: любая ваша критика (желательно конструктивная), если она серьезная и затрагивает насущные проблемы, будет услышана и обществом, и, будем надеяться, представителями государства. Недавно в этом зале мы проводили слушания по военному образованию (см. «ВПК» №№ 21 и 22). Среди прочих остро стоял вопрос и о подготовке военных летчиков. Здесь было очень много специалистов из прежних академий имени Гагарина и Жуковского. В СМИ вышел материал под названием «Военное образование в фазе полураспада», посвященный военной летной подготовке. Мы раздали сегодня присутствующим интернет-версию статьи. В своих выступлениях вы можете опираться на этот материал, чтобы не повторяться. Кроме того, законом РФ об Общественной палате определена наша обязанность проинформировать об итогах слушаний президента, правительство, соответствующие министерства и ведомства.

Еще более действенным считаю привлечение средств массовой информации. Уверяю вас, что это еще важнее, чем письмо в адрес высшего должностного лица. Понимая, что не все документы доходят до руководителей, иногда кладутся под сукно, мы подключаем СМИ. Сегодня на слушания приглашены представители центральных телеканалов, радио, печатных и электронных средств. Поэтому мы просим уважаемых представителей СМИ активно участвовать в обсуждении и рассказать об актуальных проблемах.

Хочу предоставить слово человеку, который инициировал эти слушания еще два месяца назад, не понаслышке знает, что такое авиация, как готовить летчиков, как нужно бережно к ним относиться, – Алексею Архиповичу Леонову.

Александр Каньшин,
председатель Комиссии Общественной палаты по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов, заместитель председателя Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации, доктор философских наук 

Пресловутый человеческий фактор

Чувствую себя сегодня помолодевшим лет на двадцать, поскольку встретился с вами, с людьми, которые многие годы занимались вопросами летной работы. Разумеется, каждый из присутствующих может выступить со своим обширным докладом. А я постараюсь сделать затравочку, на которую вы должны отреагировать в своих выступлениях. Надеюсь, что в результате нашего сегодняшнего общения появится серьезный документ, обращенный к вновь избранному президенту.

Отношение – хуже некуда

Помню один случай из своей жизни. Когда полетел шаттл, нас, специалистов, пригласили в оборонный отдел ЦК партии. Начальник этого отдела спрашивает: как получилось, что американцы запустили многоразовую систему, а мы – нет? Доложили, что мы еще в 1968 году направили руководству страны серьезные материалы: вместе с Академией имени Жуковского показали практические наработки по отечественной многоразовой системе. К подготовленному документу приложили 12 томов исследований по теме «Спираль». Сидящие здесь генералы помнят, что тогда мы опережали разработчиков шаттла. Этот документ попал к министру обороны Гречко, и он размашисто написал: «Фантазия!». Реакция Леонида Ильича Брежнева: «Гречко – это ведь кавалерист, он же не понимает ничего в космической технике. Почему вы, специалисты, не объяснили как следует?».

Коллаж Андрея СедыхСейчас ситуация другая. Принимают решения не кавалеристы, а менеджеры. Не хочу, чтобы нас обвинили в очередном «молчании». Да дело даже не в этом, а в том, что мы находимся на опасной грани в оборонной области.

В конце апреля в ОАО «Летно-исследовательский институт имени Громова» (бывшем ЛИИ Министерства авиационной промышленности – ЛИИ МАП) проводили методические сборы летчиков-испытателей со всей России. Директор ЛИИ Власов, заслуженный летчик-испытатель, Герой России, попросил меня встретиться с пилотами и бортовыми инженерами не только в качестве летчика-космонавта, но и как члена Общественной палаты. Разговор шел не только о технике испытаний, но и об условиях, в которых живут летчики-испытатели. Обсуждались бытовые вопросы, транспорт, все то, что влияет на человеческий фактор.

Вне авиационного сообщества обычные люди под этим термином понимают только причины аварии или катастрофы. Когда погибает летчик и экипаж, случай широко обсуждается. Но человеческий фактор имеет и более широкое значение. Как сделать, чтобы человек был надежным звеном в центре управления самолетом, кораблем? За сто лет накоплен большой опыт формирования человека-пилота. Там, где этот опыт используется, мы имеем успех. Я имею в виду исследования психофизиологических характеристик человека, начиная со школьной скамьи, отслеживание учебы в вузе, во время летной подготовки, и заканчивая уже в летной жизни, когда оцениваются правильная постановка задач, контроль и усвоение выполненного, послеполетный разбор.

Если всем этим в целом или даже частично пренебречь, нас ждет неудача. Очень важно учитывать и психологическую совместимость членов экипажа. Понимая это, еще 35 лет назад, в 1976 году мы прекратили космический полет Жолобова и Волынова (запланированный на 60 суток полет продолжался 49 суток и был прерван, как сообщалось официально, в связи с плохим самочувствием Жолобова). С тех пор экипажи космических кораблей формируются только по требованиям психологической совместимости. В последних двух катастрофах – Як-42 и турбовинтовой машины под Сургутом – экипажи были случайно подобранные. В гражданском флоте, к сожалению, это практикуется постоянно. В случае возникновения небольшой внештатной ситуации может произойти катастрофа, что и случилось.

Я отдал авиации и космонавтике сорок календарных лет и знаю, что на безопасность полетов влияют и режим, и условия жизни летного состава. Раз в неделю, как и положено, мы обязательно изучали приказы, издававшиеся в связи с происшествиями, предпосылками аварий и катастроф. Оказывалось, что многие трагедии происходили из-за неустроенности быта летного состава. Но ни разу, ни в одном приказе никто не потребовал от начальников улучшения жизненных условий летчиков. А ведь летчик-испытатель – это штучный и очень дорогой специалист!

СМИ нас уверяют: чтобы полицейские не брали взяток, их надо обеспечить достойной зарплатой и достойным жильем. То же касается врачей. Недавно прозвучало выступление главного кардиолога страны. Обещая врачам в разы большую зарплату, он убеждает общество в том, что эти доктора станут лечить очень хорошо. А как быть с летным составом, кто им даст взятку, чтобы они купили себе квартиру, машину?

На упомянутой мной встрече в ЛИИ с летчиками-испытателями я видел в зале ныне погибшего командира экипажа разбившегося «Суперджета» Александра Яблонцева. Мы его взяли еще в конце 80-х годов в военную группу пилотов «Бурана». Он прошел полный курс подготовки, сдал все экзамены и летал на аналогах космического самолета. Пригласил Сашу вместе пообедать в летной столовой. Заодно и поговорить о его новой жизни в качестве шеф-пилота крупной корпорации. Он рассказал, что живет в Звездном городке. В семье трое детей. Каждый день выезжает на работу в шесть, а то и в пять утра. Сам за рулем. Тратит на дорогу по три часа в один конец. А после дорожного мытарства проводит летные испытания уникальной машины. В Жуковском квартир нет и в ближайшее время не будет.

Тогда Яблонцев попросил меня: «Алексей Архипович, прошу, помогите получить участок. Я сам построю себе дом рядом с работой. Вы знаете, обращался к Павлу Николаевичу Власову, директору ЛИИ в Жуковском, – единственного такого градообразующего предприятия в нашей стране. Еще в 1989 году подал заявление с просьбой выделить участок – не только не выделили, но даже до сих пор не ответили». Слов нет.

Я много летал в Жуковском, знаю хорошо окрестности, пойму реки. И сейчас наблюдаю десятки усадеб с дебаркадерами по берегам. Владельцы всех видов: попса, городские и областные чиновники. Кто угодно, но только не тот, кто действительно заслуживает. И это не только в Раменском.

Другой пример. 27 апреля – День города Жуковского, когда по традиции чествуют летчиков-испытателей, людей, удостоенных званий Героя Советского Союза и Героя России. Мэр отсутствовал. Он был на проводах ушедшего в отставку губернатора Громова. Я думаю, Борис Всеволодович Громов не заметил бы отсутствия градоначальника и уж, конечно, не опечалился бы. Но этот мэр должен пересмотреть свои обязанности. Он служит городу, в котором живут уникальные люди – летчики-испытатели.

У Александра Яблонцева остались жена, двое детей, внук, и им сейчас уже никто не поможет.

Кто полетит на Луну и на Марс?

15 мая стартовал в качестве командира корабля «Союз ТМА-04М» и экипажа МКС по программе 31 и 32-й основных экспедиций Падалка Геннадий Иванович. Летчик-космонавт, испытатель первого класса, командир корабля «Союз», комплекса МКС. Когда-то Падалка и Яблонцев вместе работали. Это четвертый полет высочайшего профессионала в космос. Перед третьим полетом – за месяц до старта, во время комплекса очередных тренировок без всякой предварительной беседы увольняют Падалку из армии. Жена и трое детей без всякой устроенности остаются в непонятном положении на полгода. Без оформленной пенсии мужа и отца.

Понятно настроение этого человека. Он улетел управлять самым грандиозным сооружением в космосе стоимостью шесть миллиардов долларов. Он российский гражданин, командир международного комплекса. Каким же разумом нужно обладать, чтобы совершить эту гнусность, товарищи военные, товарищи из Министерства обороны? Падалка выдержал, но зачем это надо было? Между прочим, Джон Гленн в 77 лет полетел на шаттле как специалист по полезной нагрузке. На весь мир объявили, что он полковник американских ВВС. Такие офицеры, как Джон Гленн, Геннадий Падалка, – гордость вооруженных сил любой страны.

На сегодня в центре подготовки космонавтов в постоянной готовности – шесть командиров кораблей МКС. Все имеют опыт космических полетов. Все шесть – Герои России. У всех по двое детей и у всех нет собственного жилья. У всех! Живут в казенных двухкомнатных квартирах, за исключением Сергея Волкова, который здесь сейчас находится. У него трехкомнатная квартира, не собственная – государственная. В обычном блочном доме, как и у пяти его товарищей. Перспектив улучшения жилищных условий нет. Но есть решение, кстати, правильное: надо пересмотреть продолжительность полетов. Увеличить с шести месяцев до года, потому что прежний цикл, когда надо расконсервировать станцию, летать, законсервировать, передать другому экипажу, экономически нецелесообразен. Государство ставит задачу: летать год. А что взамен?

Не нуждаясь в милости от государства, эти шесть Героев России написали заявление с просьбой выделить участки для строительства собственного жилья. Как и в Жуковском – отказ. Хотя на землях, прилегающих к Звездному городку, отказавший им чиновник имеет гектар земли в заповедной зоне с обустроенной усадьбой. Почему такое безнаказанное отношение «слуги народа» к жизни людей, которые рискуют ежедневно, выполняют большие государственные задачи? Это преступно.

Вот в эти примеры и входит человеческий фактор. Центр подготовки космонавтов в результате реформы стал обходиться государству дороже, а работа стала сложнее. Центр не получил обещанных средств, лишился уникального самолетного парка. Получено указание руководителя Роскосмоса Владимира Поповкина исключить из набора в отряд космонавтов военных летчиков. Это трудно объяснить. После этого решения прошло полгода, на призыв «Все – в космонавты!» мало кто откликнулся. Те, кто пришел, – их близко подпускать нельзя, даже бомжи попробовали себя записать в космонавты.

Но самую большую мину подложили финансовые работники, громко называющие себя «Плехановской школой». Эти деятели должность космонавта по тарифной сетке приравняли к должности механика самолета. Откуда такая ненависть к космонавтам? Считаю, что человек, принявший данное решение, – негодяй и саботажник. У меня на сей счет нет сомнений. Конечно, это решение должно быть отменено. Иначе с кем Поповкину летать на МКС до 2020 года, тем более на Луну и на Марс?

По вопросам военного образования уже в третий раз собираемся. Был послан запрос в Министерство обороны о дальнейшей судьбе академий имени Жуковского и Гагарина. Пришел ответ, который свидетельствует: еще до 2007 года была достигнута договоренность о передаче в установленном порядке учебных корпусов и других помещений Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Жуковского, расположенных на территории Москвы, в оперативное управление бюджета и казначейства Минфина России.

Вот это начало того уничтожения, которое завершается сегодня. Судьбу центра подготовки космонавтов (ныне ФГБУ «НИИ ЦПК имени Гагарина») определил самолетный парк. Я 20 лет после гибели Юрия Алексеевича руководил летно-космической подготовкой, созданием базы, формированием самолетного парка, обеспечением тренажно-моделирующего комплекса (ТСПК). Очень хорошие самолеты в НИИ ЦПК, с прекрасным ресурсом. Кстати, за 20 лет не было никаких происшествий, никаких нарушений летной работы. Самолеты вовремя обслуживались, имели большой ресурс, они уникальны.

К примеру, Ил-76К. Только эти самолеты могут моделировать режим невесомости, нигде в мире таких нет. И использовать эти машины для транспортных перевозок – преступление.

Самолет Ту-154 в варианте «хрустальные иллюминаторы». У него два боковых кварцевых иллюминатора 750 на 800 миллиметров, а также несколько иллюминаторов по 450 миллиметров – для наблюдения в зенит, в надир и под углом в 45 градусов. Это самолет-лаборатория, на котором отрабатывались все действия по мониторингу Земли. Центр подготовки космонавтов обеспечивал и народно-хозяйственные задачи, в частности в интересах геологов. Вылетал на различные международные мероприятия. Ныне этот Ту-154 забрали и используют как салонный самолет для перелета.

Самолеты Ту-134 в варианте «навигация», самолеты Л-39, разработанные специально для отработки сближения и стыковки космонавтов практически в динамическом режиме. Вот для чего существовал наш самолетный парк! Все машины передали в другие организации, где за один летный сезон полностью израсходовали их ресурс.

Итак, самолетов нет, но работа-то осталась. Мы по-прежнему должны обучать новых космонавтов летать, стыковаться, выполнять различные операции на орбите. Да, Геннадий Иванович Падалка блестяще состыковал МКС с российским модулем и три космонавта перешли на борт МКС. Но кто придет за ним?

Все минувшие годы научная общественность боролась с так называемыми реформаторами. Нас поддерживала Государственная дума. 37 публикаций СМИ в защиту советской системы образования и сохранения академий. Никакой реакции от власти!

Генерал-лейтенант Иван Найденов, ныне глава городского поселения Монино, попросил меня передать его письмо с описанием развала академий ВВС лично в руки президенту. Однако считаю, что после ответа из Министерства обороны целесообразность передачи отпадает, поскольку все эти решения были приняты сверху. Значит, наша задача сегодня уже другая. Как сделать, чтобы и наверху было понято? Вот это мы с вами должны обсуждать.

Вот что говорится в послании из Минобороны: «В соответствии с поручением правительства Российской Федерации от 13 декабря 2011 года, данном в исполнение решений президента РФ от 29 ноября 2011 года, осуществляется перевод ВУНЦ ВВС «ВВА» в город Воронеж и его объединение с Военным авиационным инженерным университетом, а также ликвидация Военной академии воздушно-космической обороны имени Маршала Советского Союза Г. К. Жукова».

Дальше поясняется, что решение об объединении и ликвидации было обусловлено рядом факторов, а именно сокращением кадрового заказа на подготовку соответствующих офицеров, а также сроков обучения, что, в частности, привело к наличию в ВУНЦ ВВС и ВА ВКО полупустых кафедр, а также повлекло за собой значительные расходы на содержание неиспользованной в образовательном процессе учебно-материальной базы, уменьшение возможностей использования научного потенциала этих вузов для нужд Минобороны России, моральный и физический износ учебно-материальной базы, «для приведения которой в соответствие с требованиями, предъявляемыми к современным вузам, возникла необходимость отыскания существенных средств».

Если посмотреть все ответы и Министерства обороны, и правительства, понимаешь, что они написаны одной и той же рукой. Исполнитель прошел школу Департамента образования МО. Большой «специалист», окончивший Плехановскую академию. Этот специалист, женщина, по-видимому, очень хорошо понимает все военные дела. Все письма похожи друг на друга.

Почти как в Африке

В интервью одной из газет бывший главком ВВС товарищ Зелин, как я понимаю, положительно отнесся к ликвидации двух академий ВВС, ссылаясь на несоответствие современным требованиям жизни. Привел пример. В Америке, мол, такого нет. Да, в Америке нет академии Гагарина, в Америке нет академии Жуковского! Я очень много работал в системе Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства США (NASA), начиная с 1972 года. Знаю систему подготовки летчиков. В 80-е годы в США насчитывалось около 750 тысяч частных самолетов и вертолетов. Нет ни одного мало-мальского городка с населением в тысячу человек, чтобы тот не имел аэродрома или аэроклуба.

Все эти 750 тысяч летчиков являются резервистами, и по законам Америки в любой момент должны пройти школу переучивания. При такой системе подготовки американцам требуется неделя, чтобы резервист перешел на боевой F-16. Но, несмотря на наличие такой системы, такого числа летчиков, в Америке никто не подумал о ликвидации своих академий – академии ВВС США в Колорадо-Спрингс, военно-морской академии в Аннаполисе, военной академии в Вест-Пойнте. Им уже по сто лет. И никто не может быть командиром подразделения, не окончив одной из этих академий.

Мой друг Том Стофард меня дважды возил в академию в Вест-Пойнте. Там я имел возможность беседовать с ее начальником – главным интендантом. Разговор был о подготовке летного состава. Он очень высоко оценил академию Жуковского и заметил, что в отличие от Вест-Пойнта она имеет свой очень высокий научно-исследовательский потенциал. Академия Жуковского участвовала в разработке всех авиационных изделий, которые были когда-то созданы в Советском Союзе. Это влияние до сих пор положительно сказывается на характеристиках этих летных изделий. И вдруг мы лишаемся этих двух академий – Жуковского и Гагарина!

Есть еще одна статья в газете «Известия» от 16 марта 2012 года: «Аэрофлот начинает акцию «Приведи друга в летчики». Обещают очень большие бонусы. Например, я сагитирую Петра Степановича Дейнекина прийти в «Аэрофлот» – и за это получу 150–200 тысяч рублей. А Петру Степановичу сразу выдадут 400 тысяч, если он начнет летать на самолетах. Вы понимаете, ежегодно летчики нужны на Airbus A320, Airbus A330 и на «Суперджет». «Аэрофлоту» ежегодно требуется 200–250 пилотов. А где их взять?

В Госдуме сейчас на полном серьезе обсуждается вопрос о найме летчиков-гастарбайтеров. Значит, мы должны нанимать пилотов в других странах. Как африканские государства.

Не могу понять: Тамбовское высшее военное авиационное училище летчиков имени Расковой уничтожено в 1995 году, Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков имени Главного маршала авиации Новикова – в 2001–2002 годах, Качинское высшее военное авиационное ордена Ленина краснознаменное училище летчиков имени Мясникова – в 1997-м, Оренбургское высшее военное авиационное краснознаменное училище летчиков имени Полбина – в 1993 году. Кто же будет готовить летчиков?

Сегодня здесь присутствует много должностных лиц. Из выступлений мы должны понять, какова потребность в летном составе и инженерах, сколько реально будет выпущено специалистов в этом году. В итоге мы должны иметь документ для отправки в адрес президента.

В своей предвыборной статье «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» Владимир Владимирович Путин написал: «Время требует решительных шагов по укреплению единой системы воздушно-космической обороны». Но как можно этого добиться, если ликвидирована Академия ВКО имени Маршала Советского Союза Жукова в Твери?

Последнее. Вы должны знать, как реагировало правительство на все наши запросы. Было дано задание товарищу Патрушеву, секретарю Совета безопасности, разобраться в том, что происходит. Вот документ, вы его должны знать. По оценке Минобороны России, «учебно-материальная база и инфраструктура указанных академий морально и физически устарели, значительная часть профессорско-преподавательского состава находится в предпенсионном или пенсионном возрасте, что негативно сказывается на уровне учебно-методической работы».

Вот какая оценка была сделана с согласия Генерального штаба и, конечно, с согласия командующего Военно-воздушными силами. Сравним – это тот же самый стиль отписок из Департамента образования Министерства обороны!

Александр Каньшин:

– Поясню: у всех присутствующих в раздаточных документах есть ксерокопии нашего обращения к министру обороны от имени комиссии, ответ Министерства обороны и анализ, проведенный группой экспертов. То есть та экспертиза по академиям Гагарина и Жуковского, которую мы передаем в Совет безопасности.

Был затронут вопрос материально-бытового обеспечения наших летчиков. Сейчас послушаем представителей гражданской авиации, хотелось бы узнать, как обстоит дело с летным составом у вас. Но с военными летчиками положение катастрофическое. Хотя даются огромные премиальные, мы думаем, что они скоро закончатся. А должностные оклады и оклады по воинскому званию по-прежнему маленькие. А ведь только они влияют на пенсию.

Совсем недавно слушали вопрос о выполнении программы обеспечения жильем военнослужащих. Процитирую президента Путина, когда он с Газпромом разбирался: «Не можем ни шиша разобраться». По имеющимся данным, выделены деньги и закуплено более 100 тысяч квартир. Заселено около 20 тысяч. Почему? Нет ответа. Мы сюда приглашали ответственных людей Минобороны, но они ускользнули. Приведу пример наплевательского отношения к летчикам. Недавно в Общественную палату поступило письмо из Кировской области. Вы знаете, там летчиков много. Авиационная база в Мигалове, а дают квартиры за 70 километров. Ну если военной авиации так дают квартиры – мы представляем себе, в каком состоянии боевая готовность у сухопутчиков или инженеров!

источник

 
 

Чтобы комментировать записи необходимо зарегистрироваться на форуме

Яндекс.Метрика