Сызранское городское отделение КПРФ

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
СЫЗРАНСКОЕ МЕСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
САМАРСКОГО РЕГИОНАЛЬНОГО ОТДЕЛЕНИЯ

Интервью: Марина Ерина
Автор: Александр Чернов   
10.03.2017 09:13

В выпуске №8 (958) за 7 марта 2017 еженедельной газеты "Трудовая Самара" было опубликовано интервью с Мариной Анатольевной Ериной, которое провёл Сергей Владимиров. Предлагаем Вам ознакомиться с опубликованной статьёй.

Чаша женского терпения

Марина Ерина – женщина, которая хочет изменить мир

В канун праздника весны 8 Марта редакция газеты «Трудовая Самара» публикует интервью с Мариной Ериной, которая, пройдя путь от комсомольца до коммуниста, рассказала нам обо всех тонкостях жизни женщины с активной гражданской позицией.

2017-03-10-1– Расскажите, а как вы пришли в комсомол и почему?

– В комсомол я пришла в 1999 году после приезда в мой родной город Сызрань Г.А. Зюганова, который выступал в ДК «Авангард» с разоблачающими власть речами. Лидер КПРФ – прекрасный оратор, в зале была тишина: все с интересом слушали выступающего, много людей стояло в проходах, так как не было мест, раздавалась агитационные листовки с указанием адреса горкома КПРФ. Вот и я взяла листовки, почитала дома и пошла в очередную среду на совещание горкома. Больше связь с партией я не теряла, хотя вступила в КПРФ только в 2001 году, так как для меня это было осознанным решением и большой ответственностью. Как и большинство молодых людей, на тот момент политикой я не интересовалась, пришла бороться с несправедливостью в высших и местных эшелонах власти. 90-е годы, с моей точки зрения, самые черные годы российской и советской истории.

– Почему вы так считаете?

– Началось все с грабительской приватизации советской промышленности: ваучеры, передел собственности и бандитизм. В нашем городе, как и в других городах России, создавались бандитские группировки, которые делили сферы влияния в городе, распределяли между собой объекты недвижимости, предприятия и другое имущество. Власть бездействовала, жители не понимали, что происходит и куда мы катимся. Для меня происходящее в стране и городе являлось процессом разрушения, а не созидания, и была твердая уверенность, что с этим необходимо бороться. Вообще, я отношусь к когорте людей небезразличных и спокойно смотреть на то, что происходит в стране, не могу. Кто-то продает общенародное достояние страны: нефть, газ, вырубает многовековые леса, а деньги от всего этого уходят за границу, в западные банки, там же покупаются яхты, особняки... Обогащается определенный круг лиц. Цель их существования – прибыль, им, извините, плевать на страну и народ. Для них мы потребители, электорат, кто угодно, только не люди, достойные уважения. Один молодой человек как-то сказал мне, что не надо считать деньги в чужих карманах. Так вот, это не так. Деньги в карманах тех, кто 90-х подмял под себя всю страну и ограбил народ, считать не только можно, но и нужно. Потому что если этого не делать, то эти деньги, украденные из страны, будут считать кассиры в европейских и американских банках. А уж в карманах чиновников и депутатов-миллиардеров деньги надо считать с особой тщательностью.

– Многие представители властных структур уверены, что так и должно быть. Что надо смириться и соблюдать законы, придуманные для власть имущих. Как быть?

– Ну, если даже президент признает, что в результате приватизации фактически был ограблен целый народ, что она проводилась с грубыми нарушениями всех законов, что все имущество осело в руках нескольких сотен «олигаршат»... Но тут же оговаривается, что пересмотра итогов приватизации не будет. Как это можно называть?

– И вы пришли в комсомол, а потом в Коммунистическую партию, чтобы с этим бороться?

– В общем-то, да. Чтобы бороться за свои права, нужно главное – объединяться. Раздробленным обществом легко руководить и манипулировать. В Сызрани была комсомольская организация, куда я и вступила, а через непродолжительное время и возглавила. Руководить комсомольцами было не трудно, а очень даже интересно. Тогда у нас даже помещения не было, и все собирались у меня дома, обсуждали разные вопросы, учили основы марксизма, придумывали разного рода протестные акции. К примеру, «похороны капитализма» – когда мы склеили черный гроб из картона с надписью «капитализм» и потом несли хоронить этот бесчеловечный строй по улицам города. Организовывали пикет против повышения цен на помывку в муниципальной бане, когда мы пришли замотанные в простынях к зданию городской администрации с тазиками, мочалками и вениками. Много было интересного.

– Когда так много общественной работы, случаются и накладки? Были какие-нибудь занимательные случаи?

– Самым занимательным случаем, наверное, можно назвать мой первый опыт подачи уведомления о проведении митинга коммунистами и комсомольцами на площади В.И. Ленина, возле здания администрации. Тогда ныне действующего закона о митингах и шествиях не было, процедура подачи уведомления о проведении протестной акции носила уведомительный характер. В общем, запретить никто не мог, уведомили – и проводим. Мы с первым секретарем горкома тогда только начали осваивать работу на компьютере, так я допустила опечатку в уведомлении и вместо 200 человек участвующих в митинге указала 2000 (как выяснилось, ноль имеет большое значение). Приходим мы в день митинга с коммунистами на площадь, а там 2 машины скорой помощи, 2 пожарные машины, работники МЧС и огромное количество милиционеров, с собаками и без, – в общем, охраняющих было примерно столько же, сколько и протестующих. Наш город такого тогда еще не видел, как в песне – «а город подумал, ученья идут». И кто бы тогда в далеком 1999 году мог подумать, что через какие-то 8 лет в этом же ДК «Авангард» будет открыта моя общественная депутатская приемная.

– Вы были депутатом Самарской губернской думы IV созыва, неоднократно участвовали в избирательных кампаниях и находитесь «в теме» выборов. Что изменилось в выборных технологиях за прошедшие годы? Насколько административный ресурс помогает партии власти выигрывать выборы?

– К моему великому сожалению, партия власти на полную катушку использует этот административный ресурс, причем это делают руководители самых разных структур, включая губернатора области. Чиновники используют свои полномочия и понуждают голосовать за нужных им людей, огромное количество бюджетников задействуют во время проведения выборов, практически всех: врачи, полицейские, учителя, социальные работники вынуждены, как говорят в народе, идти голосовать «добровольно-принудительно».

– И как переломить этот «поток»?

– Часто слышу, что люди даже не приходят на избирательные участки, придумав глупую отговорку, что все уже решено или ничего не изменишь. Это большая глупость, это фактически отказ от своих законных прав. Я обычно говорю, что вы и не пробовали ничего менять, для этого нужно совершать действия, а не бездействовать. Тем более на выборах, где ничего не решено до последнего дня голосования. Иначе зачем партии власти тратить миллионы денежных средств, закидывая почтовые ящики прокламациями, и проводить встречи с избирателями, выслушивая совсем нелицеприятные высказывания в свой адрес.

– Ваша личная оценка действий Николая Меркушкина на посту губернатора Самарской области? Ваше мнение об отношении власти к пенсионерам, ветеранам и другим категориям?

– Когда Меркушкин пришел к власти, никто ничего хорошего и не ожидал. Ну и эти ожидания оправдались полностью. Кардинальных перемен в лучшую сторону не произошло, да и не могло произойти. Можно брать все сферы, не ошибетесь. К примеру, невозможно улучшить ситуацию с аварийностью в сфере ЖКХ, ставя заплатки на месте порыва, когда износ инфраструктуры в разных городах нашей области составляет 60–90%. И главное – все обещают и рассказывают, что будут делать: «нам необходимо улучшить», «нам необходимо сделать…», «принята программа» – а когда подходит время отчитываться о том, что сделано, все молчат. Или рассказывают, почему не получилось. Но у них никто не спрашивает почему-то, куда делись выделенные средства.
Недавно принятые партией власти изменения законодательства в части отмены льготных и других выплат пенсионерам говорят об отрицательном отношении власти как к ветеранам, так и к пенсионерам. Хотя народ, в отличие от чиновников, эти денежные выплаты заслужил своим тяжелым трудом, восстанавливая страну после войны: строили заводы, фабрики, электростанции, осваивали целину. Словом, создавали все то, что потом было разграблено и распродано. Только в Сызрани можно назвать с десяток разрушенных заводов и фабрик: «Сызраньмолоко», Сызранская птицефабрика и ликероводочный завод, сланцевый завод, «Пластик»... и теперь мы пришли к тому, что жителям негде даже работать, чтоб кормить свои семьи. И зачем после этого удивляться, что люди уезжают из региона в поисках заработка?

– Власть бессовестно эксплуатирует темы ВОВ 1941-45 года, и при этом продолжаются гайдаро-чубайсовские реформы. Лицемерие либералов достигло своего апогея. Чем все это может закончиться?

– Очень хотелось, чтобы все это закончилось мирно, но олигархи не отдадут власть народу. Они купили все что можно и уже видят себя не иначе как хозяевами в этой стране. Надеюсь, что народ начнет просыпаться от своих заблуждений, перестанет поддаваться обману, что вот-вот, еще чуть-чуть – и все будет хорошо. Не будет. У капитализма одна цель – выкачивать средства у народа. Я не перестаю удивляться народному терпению... Но мне одновременно страшно. Потому что когда чаша людского терпения переполнится, договариваться будет поздно.

– Вы не только грамотный партийный и общественный деятель, но и очень красивая представительница прекрасного пола. Скажите нашим читательницам, какой, по вашему мнению, должна быть современная женщина?

– Среди шести секретарей Самарского обкома КПРФ я единственная женщина, и направление работы выбрано соответствующее – женское движение ВЖС «Надежда России», работа с молодежью (комсомолом) и детьми (пионерами Самарской области), ну и с такой категорией пенсионеров, как «дети войны». Я в шутку всегда говорю, что все дети мои, и даже дети войны, что накладывает на мою работу большую ответственность и заставляет всегда быть понимающей и отзывчивой.
А понятие красоты для всех индивидуально, о вкусах, как говорят, на спорят. Прекрасно, что все женщины разные, худые и полные, голубоглазые, зеленоглазые и кареглазые, блондинки, брюнетки и рыжие, высокие и низенькие. Представьте, как скучна была бы жизнь мужчин, если бы все женщины выглядели одинаково!
Если серьезно, то я считаю, что современная женщина, на мой взгляд, очень много внимания уделяет внешним проявлениям красоты, а не внутреннему миру. И это грустно. Индустрия красоты способствует созданию бездушных кукол, но не женщин. Лично я всегда смотрю людям в глаза – это отражение души, внутреннего мира человека. Накрасить, и красиво, можно и обезьяну, но она от этого не станет человеком. Женщина, на мой взгляд, должна обладать прежде всего богатым духовным миром, в котором есть любовь, доброта, чувство созидания и сострадания...

– Ваши любимые цветы?

– Вообще я люблю все цветы, каждый цветок по-своему красив и привлекателен, но предпочтение отдаю розам, мне нравится их аромат, но только тех цветов, которые растут в летнее время и на открытом грунте, – они благоухают. А вот импортные или тепличные вообще не пахнут. Люблю цветы в цветочных горшках, потому что когда букеты увядают, вместе с ними и увядает и настроение!

Источник: Официальный сайт газеты "Трудовая Самара".

 
 

Чтобы комментировать записи необходимо зарегистрироваться на форуме

Яндекс.Метрика